Хирам

Материал из Энциклопедия символики и геральдики
Перейти к: навигация, поиск


Хирам Абиф; Хирам-Авив; Хирам-Авия; Хураме Аби

Финикийский литейщик, родом из Тира, призванный Соломоном, либо посланный к нему царём Тира Хирамом I-м Великим, для различных работ по украшению иерусалимского Храма.

«Итак я посылаю [тебе] человека умного, имеющего знания, Хирам-Авия, сына [одной] женщины из дочерей Дановых, — а отец его Тирянин, — умеющего делать [изделия] из золота и из серебра, из меди, из железа, из камней и из дерев, из [пряжи] пурпурового, яхонтового [цвета], и из виссона, и из багряницы, и вырезывать всякую резьбу, и исполнять все, что будет поручено ему вместе с художниками твоими и с художниками господина моего Давида, отца твоего».

Как на произведения этого художника, Библия[1] указывает среди прочих поделок:

  • два медных столба, «Иоахин» и «Воаз», стоявшие в храме при входе в Святое Святых,
  • «море лиано» — огромную медную чашу для воды, поддерживаемую двенадцатью изваяниями волов,
  • десять маханофов — бронзовых умывальниц с подставками на колесах и изображениями львов, быков и херувимов.

По всей вероятности, Соломон пользовался искусством Xирама и при сооружении своего дворца.

По позднейшей легенде, Xирама — культовая фигура основателя масонства, был архитектором (начальником строительства) Храма. История (гипотетическая) его смерти от руки рабочих легла в основу аллегорической легеды у франкмасонов. Гробницей Хирама нередко называют пустой известняковый саркофаг с высокой двухскатной крышкой, стоящий на высоком пьедестале к юго-востоку от Тира. Более распространённая версия связывает этот саркофаг с именем упомянутого выше Хирама Великого. По мнению же современных исследователей, это сооружение представляет собой персидскую гробницу периода VI—IV вв. до н. э.

00-00-000-000.jpg

См. также:

Масонские символы
Легенда о Хираме


Ad notanda
[править]

«Этот-то Хирам соорудил также две медные колонны для наружной стены храма, в четыре локтя в диаметре. Высота этих столбов доходила до восемнадцати аршин, а объём до двенадцати локтей. На верхушку каждой колонны было поставлено по литой лилии вышиною в пять локтей, а каждую такую лилию окружала тонкая бронзовая, сплетенная как бы из веток сеть, покрывавшая лилию. К этой сети примыкало по двести гранатовых яблок, расположенных двумя рядами. Одну из этих колонн Соломон поместил с правой стороны главного входа в храм и назвал её Иахин, а другую, которая получила название Воаз, он поставил с левой стороны [710].

5. Затем было вылито и медное „море“ в форме полушария. Такое название „моря“ этот сосуд для омовения получил благодаря своим объёмам, потому что он имел в диаметре десять локтей, а толщина была в ладонь. Дно этого сосуда в середине покоилось на подставке, состоявшей из десяти сплетенных [медных] полос, имевших вместе локоть в диаметре. Эту подставку окружало двенадцать волов, обращённых по трое во все четыре стороны света и примыкавших друг к другу задними конечностями, на которых и покоился во всей окружности своей медный полушаровидный сосуд. „Море“ это вмещало в себя три тысячи батов [711].

6. Вместе с тем [мастер Хирам] соорудил также десять бронзовых четырёхугольных подставок для сосудов, которые назначались для омовений [712]. Каждая такая подставка имела пять локтей длины, четыре ширины и шесть высоты, и каждая из них была устроена и украшена резьбою следующим образом: вертикально были поставлены по четыре четырёхугольные колонки, которые соединялись между собою поперечными пластинками (планками), образовавшими три пролета, из которых каждый замыкался столбиком, опиравшимся на нижнюю раму всей подставки. На этих столбиках были сделаны рельефные изображения где льва, где вола, а где и орла. Такие же рельефные изображения, как и на средних колонках, имелись также на крайних столбах. Вся эта подставка покоилась на четырёх подвижных литых колесах [713], диаметр которых вместе с ободом доходил до полутора локтей. Всякий, кто смотрел на окружность этих колес, не мог не удивиться тому, как искусно они были пригнаны и прилажены к боковым столбам подставки и как плотно они прилегали к основе этой подставки. Верхние концы основных крайних столбов заканчивались ручками наподобие вытянутых вперёд ладоней, а на этих последних покоилась витая подставка, поддерживавшая умывальник, в свою очередь упиравшийся на колонки с рельефными изображениями львов и орлов, причём весь верх этой подставки был так искусно скреплен между собою, что на первый взгляд казался сделанным из одного куска. Между рельефными изображениями указанных львов и орлов выделялись также рельефные финиковые пальмы [714]. Таков был характер означенных десяти подставок для сосудов. Затем [Хирам] сделал и самые десять умывальниц, круглых медных сосудов, из которых каждый вмещал в себе по сорока батов. Глубина каждого сосуда доходила до четырёх локтей; такой же величины был и диаметр их от края до края. Эти умывальницы он поставил на означенные десять подставок, получивших название мехонот [715]. Пять умывальниц было помещено налево, то есть от храма, с северной стороны его, и столько же с правой, то есть с южной стороны, если обратиться лицом к востоку. Тут же было вмещено и „медное море“ [716]. После того как эти сосуды были наполнены водою, [царь] назначил „море“ для омовения рук и ног священников, входивших в храм и собиравшихся приступить к алтарю, тогда как целью умывальниц служило обмывание внутренностей и конечностей животных, назначавшихся к жертве всесожжения.

7. Затем был сооружён также медный алтарь для жертв всесожжения [717], длиною и шириною в двадцать локтей, а вышиною в десять. Вместе с тем Хирам вылил из меди также все приборы к нему, лопаты и ведра, кочерги, вилы и всю прочую утварь, которая красивым блеском своим напоминала золото. Далее царь распорядился поставить множество столов, в том числе один большой золотой, на который клали священные хлебы предложения, а рядом бесчисленное множество других, различной формы; на последних стояли необходимые сосуды, чаши и кувшины, двадцать тысяч золотых и сорок тысяч серебряных. Сообразно предписанию Моисееву было сооружено также огромное множество светильников, из которых один был помещен в святилище, чтобы, по предписанию закона, гореть в течение [целого] дня; напротив этого светильника, который был поставлен с южной стороны, поместили у северной стены стол с лежавшими на нём хлебами предложения. Между обоими же был воздвигнут золотой алтарь. Все эти предметы [718] заключались в помещении в сорок локтей ширины и длины, отделявшемся завесою от Святая Святых. В последнем же должен был поместиться кивот завета [719]».

Иосиф Флавий «Иудейские древности»

Литература
[править]

  • Статья «Хирам I Великий» в BREF

Примечания и комментарии
[править]

  1. III кн. Царств, гл. 7

Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Поделиться: