Херувим

Материал из Энциклопедия символики и геральдики
Перейти к: навигация, поиск

Серафимы, херувимы и ангелы 00-04-430-000.jpg

► присутствие божества;

стражи священных вещей и хранители порога;

защитники человеческих душ (В выражении «ангел-хранитель» подразумеваются именно они. Эта традиция восходит к персидским и месопотамским духам опеки, статуи которых устанавливали рядом с храмами);

чистота и невинность;

Второй из девяти ангельских чинов после серафимов. Четвертая часть элементарных сил, охраняющих центр рая, недоступный для человека невозрожденного.

Тетраморфны: объединяют в себе быка, льва, орла и человека, символизирующих:

зодиакальных Тельца, Льва, Скорпиона и Водолея соответственно;
четыре элемента;
четыре угла земли;
четырех Евангелистов.

Изображаются обычно в виде детских голов с двумя или шестью (голубыми) крыльями (знак духовной природы), а иногда в виде фигуры с книгой (символ божественного знанияе, которым они обладают благодаря своей близости к Богу). Нередко поддерживают Бога в его полете.

Херувимы часто изображаются с огненными мечами как стражи закрытого рая.

Библия[править]

Яхве «на троне окружен херувимами»: трон Иеговы в Святая Святых Иерусалимского Храма, построенном по завету Моисея, был образован крыльями двух стоящих по сторонам херувимов (Исход, 37).

Ad vocem[править]

«Херувимы — это крылатые существа, но вид их не похож ни на одного из живых существ, которых встречал человек». (Иосиф)

МНМ[править]

евр. kerubim

В иудаистической и христианской мифологии ангелоподобные существа-стражи. После изгнания богом Адама и Евы из рая X. поставлен охранять пути к древу жизни (Быт. 3, 24). Охранительная функция X. отмечена в культовой символике: бог велит увенчать крышку ковчега завета двумя золотыми X. (Исх. 25, 18-22). В храме Соломона X. призваны охранять содержимое ковчега — скрижали завета (3 Царств 6, 23-35; 8, 6-7). В одном из видений пророком Иезекиилем нового храма описываются двуликие X., у которых с одной стороны лицо человеческое, а с другой — львиное (Иезек. 41, 18-19). Образ X. имеет параллели с широко распространёнными на Ближнем Востоке образами антропоморфно-зооморфных существ с охранительной функцией, сочетающих черты человека, птицы, быка и льва: египетский сфинкс, с которым X. сравнивал Филон, хеттские и греческие грифоны и особенно ассиро-вавилонские karubu (аккад. «заступник»; с ними X. могут быть сопоставлены и этимологически), представляемые в облике крылатых львов, быков с человеческими головами, охраняющих царские дворцы, храмы, священные деревья, сокровища и т. д. Под влиянием подобной образности оформились, несомненно, представления о X. в той форме, в какой они появляются в Иезекииля видении, где они служат седалищем бога (ср. изображение Ахирама, царя Гебала, из Библа, восседающего наподобие X., и аналогичные существа на алтарях из Таанаха и Медигго, а также некоторые ассирийские изображения, где такие существа поддерживают свод с троном божества). Представление о боге, восседающем на X. (ср. 1 Царств 4, 4; Ис. 37, 16 и др.), формировалось под влиянием концепции местопребывания «славы божьей» над осенённым X. ковчегом завета в святая святых храма; Моисей «слышал голос, говорящий ему с крыши, которая над ковчегом откровения между двух херувимов, и он говорил ему» (Чис. 7, 88). В видениях Иезекииля «слава божья» покидает храм и возвращается в него на X. (Иезек. 10; 43, 2-5). Сближение X. со стихией воздуха ["И воссел (бог) херувимов и полетел, и понёсся на крыльях ветра" (Пс. 17. 11)] дополняется их тесной ассоциацией с огнём (ср.: «и вид этих животных был как вид горящих углей, как вид лампад; огонь ходил между животными, и сияние от огня и молния исходила от огня. И животные быстро двигались туда и сюда, как сверкает молния» — Иезек. 1, 13-14, ср. 10, 2 и 7; 28, 14 и 16, а также образ X. «с пламенным мечом обращающимся» из Быт. 3, 24).

Подобные иезекиилевым X. образы покрытых очами животных, шестикрылых, как и серафимы, воспроизводятся в апокалиптическом видении Иоанна Богослова (Апок. 4, 6-8). Апокрифическая «2-я книга Еноха» описывает их как ангелов шестого и седьмого неба, вместе с серафимами поющих хвалу богу возле его престола (19, 6, 20; 1). Агадическая традиция представляет X. как существа, созданные богом в третий день творения и вследствие этого аморфные и андрогинные, способные принимать разные обличья (Берешит рабба, 21), либо как первые, сотворённые богом существа. Мифология каббалы отводит им третье место в иерархии ангелов, ставя над ними начальником архангела Херувиила.

Литература
[править]

Одноимённая статья в MNME

В изображении херувимов различалось два типа. Первый, тератоморфный, соответствовавший библейским текстам, изображался с четырьмя головами (человеческой, львиной, бычьей и орлиной); уже в раннехристианскую эпоху этот тип повлиял на создание символов евангелистов (см. в ст. Двенадцать апостолов). Второй тип — антропоморфный, с четырьмя крыльями; часто, впрочем, херувимы этого типа изображались и с шестью крыльями, что сближает их с серафимами.

Литература
[править]

  • Афанасьев В. К. Одноимённая статья в MNME
  • TRSS

Черновые материалы
[править]

В иерусалимских храмах были поставлены статуи херувимов: «И поставил он херувимов среди внутренней части храма. Крылья же херувимов были распростерты, и касались крыло одного одной стены, а крыло другого херувима касалось другой стены; другие же крылья их среди храма сходились крыло с крылом» (Третья книга Царств 6: 27).

И поставил он херувимов среди внутренней части храма. Крылья же херувимов были распростерты, и касались крыло одного одной стены, а крыло другого херувима касалось другой стены; другие же крылья их среди храма сходились крыло с крылом.
Третья книга Царств 6: 27

Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Поделиться: