Саламандра

Материал из Энциклопедия символики и геральдики
Перейти к: навигация, поиск


саламандра
 — греч. — ///
 — лат. — salarnandra
————

Маленькое земноводное существо, напоминающее ЯЩЕРИЦУ, которое, согласно средневековым бестиариям, не только не сгорало в огне, но даже имело силу гасить пламя — поверье, отмеченное ранее и Аристотелем, и Плинием.

Изображается обычно в виде маленькой бескрылой ящерицы или дракончика, иногда похожего на собаку, выпрыгивающего из пламени.

Легендарная ящерица, природное существо, способное жить в огне, делающее эту стихию обитаемой и защищенной.

Обычно изображается как маленький бескрылый дракон или ящерица, выпрыгивающая из пламени. Иногда похожа на собаку. Элемент огня.

Любопытно, что одно и то же античное представление отражено в александрийском «Физиологе» и в книге о животных Тимофея из Газы, тогда как обычно описания животных в этих сочинениях взаимно противостоят. Кажется, на этот раз античный сюжет вполне устроил христианского интерпретатора. Все дело в том, что фантастическое свойство саламандры идеально соответствует толкованию. В этом же ряду стоит и позднее свидетельство, возможно, связанное с «Физиологом», однако, что важно, античная традиция не прерывается.

В «Физиологе» подчеркивается способность саламандры тушить своим естеством огненную и банную печи. Считалось, что эта ящерица обладает особой охлаждающей силой. Можно предположить, что за этим фантастическим представлением стоит свойство реальной ящерицы (Salamandra salamandra) выпускать в случае опасности кожные выделения. Выделения кожных желез, которые саламандры могут выпускать произвольно, имеют обыкновенно молочно-белый цвет и обладают ядовитыми свойствами, служа таким образом для животного средством защиты от врагов. Вместе с тем они предохраняют его кожу от высыхания, что имеет большое значение при сильно развитом кожном дыхании у саламандр. В древности было распространено преувеличенное мнение о степени ядовитости саламандр. Связь же саламандры с огненной печью могла появиться вследствие практики древних фармацевтов, сжигавших ящериц для получения золы, что подтверждается сведениями ал-Бируни. Плиний описал наиболее распространенный вид — пятнистую или огненную саламандру (Salamandra maculosa), достигающую 18-23 см длины и отличающуюся яркими золотисто-желтыми пятнами на черном фоне, расположенными двумя продольными рядами вдоль всего тела; такие же пятна находятся на ногах и по бокам тела животного.

Основные значения:
[править]

  • противостояния враждебной среде и т. п.
  • эмблемой стихии огня
  • целомудрия, поскольку считалась бесполой.

00-00-000-000.jpg

См. также:

Животные
Стихии и элементы

Огонь
Феникс

Античность
[править]

Согласно античной традиции, саламандра не живет в огне, а тушит его своим естеством. Иными словами, там, где можно увидеть саламандру, нет места огню. Плиний не без иронии предлагал спасать с ее помощью Рим от пожаров.

Плиний писал о поверье, будто саламандра выживала в огне, так как гасила его своим холодным телом — сообщение, возможно, основанное на описании влаголюбивых земноводных, называемых огненными саламандрами из-за их яркой черно-желтой окраски.

Он также заявляет (История, кн.10), что саламандра столь холодна, что от соприкосновение с нею гаснет огонь.

В 21 книге он снова повторяет это, скептически замечая, что будь у нее и впрямь такое свойство, приписываемое ей колдунами, им бы пользовались для тушения пожаров.

В 11 книге упоминается о крылатом четвероногом животном «пираусте», живущей в пламени кипрских плавилен; стоит ей очутиться на воздухе и хоть чуточку пролететь, она падает замертво. Миф об этом забытом существе влился в более поздний миф о саламандре.

Вопреки утверждению св. Августина, исследователи природы животных не писали о саламандре, живущей в огне. Например, Аристотель сообщает о загадочных крылатых зверьках, возникающих в пламени печей. Вот они-то, в отличие от саламандры, не могут жить без огня.

"На Кипре, где пережигают [медную руду], камень халкит, если он будет заложен [в печь] на несколько дней, в огне возникают зверьки, по величине немногим крупнее, чем большие мухи. Эти [зверьки] крылаты, прыгают и ходят по огню. Как эти [зверьки], так и [упомянутые снеговые] черви умирают, если их отделить: первых от огня, вторых от снега. А что некоторым животным по их прочному составу возможно не сгорать в огне, это с очевидностью показывает саламандра: она, как утверждают, проходя по огню, гасит его[1].

Рассказ Аристотеля о крылатых зверьках получил неожиданное развитие. Апулей в своем сочинении «О божестве Сократа» пишет:

«Хорошо известно, что элементов четыре и природа поэтому как бы распределена по четырем обширным областям. Есть особые одушевленные существа — земные, [водные], огненные; утверждает же Аристотель, что в пылающих печах есть какие-то маленькие существа, способные на крылышках летать и весь свой век проводить в пламени, вместе с ним возникая и с ним вместе погибая».

В XI книге «Естественной истории» Плиния говорится о крылатом четвероногом животном «пираусте», живущей в пламени кипрских плавилен; стоит ей очутиться на воздухе и немного пролететь, она падает замертво.

По мысли X. Л. Борхеса, миф об этом забытом существе влился в более поздний вариант мифа о саламандре. Предположение Борхеса позволяет объяснить появление крылатой саламандры на западных средневековых миниатюрах. Справедливость его гипотезы подтверждают сведения из византийского сборника «Геопоники» (VI в.), где наглядно представлена путаница относительно саламандры и маленьких зверьков Аристотеля:

"Амиант сильнее огня и не сгорает, если даже долгое время остается в огне. Точно так же и саламандра — крохотное животное, рожденное огнем, — живет в огне, и пламя ее не обжигает[2].

Salamandra, animal lacertae figura, stellatum, nunquam nisi magnis imbribus proveniens et serenitate desinens. huic tantus rigor, ut ignem tactu restingual поп alio modo quam glades Саламандра; животное из рода ящериц, усеянное звездами, никогда, кроме как в сильный ливень не появляющееся, а в ясную погоду прячущееся; у нее такая холодность, что подобно льду, огонь она гасит прикосновением[3].

Далее Плиний замечает, «слизь вытекает у нее изо рта и уничтожает волосы на человеческом теле. Если помазать кожу на теле, то в этом месте образуется темное пятно. Саламандра — самое зловредное из всех ядовитых животных. Другие животные приносят вред только отдельным людям, но саламандра может уничтожить целый народ, если только ее не остерегутся. Когда она влезет на дерево, то отравляет все плоды, и кто их поест — умирает, как будто бы от сильного холода. Если даже саламандра дотронется лапой до стола, на котором месят хлеб, то последний будет отравлен; если упадет в колодец, то вся вода сделается ядовитой. Однако некоторые животные в состоянии пожирать это зловредное существо, как, например, свиньи, и, вероятно, мясо этих животных может служить противоядием яду саламандр. Если бы было справедливо то, что говорят маги, то есть что это единственное животное, которое тушит огонь, и что даже некоторые части его тела представляют прекрасное средство против пожара, то Рим давно бы произвел подобный опыт».

Христианство
[править]

Раннехристианский «Физиологус» саламандру называет «ящерицей», которая, однако, не живет в огне, а по своей природной склонности может тушить его.

Даже если она (саламандра) попадает в печь для отопления купальни, эта печь гаснет

«Физиологус» также содержит не имеющее прикладного значения курьезное предание, согласно которому саламандра — холодная птица («более холодная, чем все другие птицы»), живущая в вулкане Этна и несгорающая. Может быть, это предание связано с превратным толкованием легенды о мифическом Фениксе.

Богословы приводили Феникса как доказательство воскресения во плоти, а саламандру — как пример того, что живые тела могут существовать в огне.

В книге XXI «Града Божия» святого Августина есть глава с названием «Могут ли тела существовать в огне», и начинается она так:

К чему стал бы я приводить тут доказательства, ежели не для того, чтобы убедить недоверчивых, что тела человеческие, наделенные душой и жизнью, не только не распадаются и не разлагаются после смерти, но бытие их продолжается среди мук вечного огня? Поскольку неверующим недостаточно того, что мы приписываем сие чудо всесилию Всемогущего, они требуют, чтобы мы это доказали каким-нибудь примером. И мы можем им ответить, что действительно существуют животные, создания тленные, ибо они смертны, которые тем не менее обитают в огне.

При таком толковании, подкрепленном рассуждениями Аристотеля, которое сохранил Цицерон в книге «De natura deorum» ["О природе богов" (лат.)], становится понятно, почему люди были склонны верить в саламандру.

В середине XII века в странах Европы распространилось подложное послание, якобы адресованное Протопресвитером Иоанном, Царем Царей, византийскому императору. В послании этом, представляющем собой перечень чудес, говорится о чудо-муравьях, добывающих из земли золото, и некой Реке из Камней, и о Море из Песка с живыми рыбами, и о гигантском зеркале, показывающем все, что происходит в королевстве, и о скипетре, выточенном из цельного изумруда, и о камешках, делающих невидимым или светящихся в темноте. В одном из абзацев сказано:

В наших краях водится червь, называемый «саламандра». Саламандры живут в огне и делают коконы, которые придворные дамы затем разматывают и ткут из нитей ткани и одежды. Чтобы эти ткани очистить, их бросают в огонь.

О несгораемых тканях, которые очищаются огнем, есть упоминание у Плиния (XIX, 4) и у Марко Поло (XXXIX). Поло поясняет: Саламандра — не животное, а субстанция. Однако ему вначале никто не верил: ткани, изготовленные из асбеста, продавали под видом саламандровой кожи, и они были неоспоримым свидетельством того, что саламандры существуют.

Прикладное использование этого мифического животного символа христианами призвано служить подтверждением того, что история о «трех отроках в огненной пещи», рассказанная в библейской Книге Даниила, истинна, так как покровительство Божие являет собой не меньшую силу, чем природная склонность животного, в соответствии со словами из Книги Исаии:

Пойдешь ли через огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя (43:2).

Саламандра также была христианским символом безупречног о верующего, сопротивляющегося огню искушения; иногда — символом целомудрия.

КНИГИ ЭПОХИ РЕНЕССАНСА

саламандр называют также «вулканическими», и это означает, что от них происходят и менее чистые, смешанные существа, именуемые «поджигатели», «воспламенители».

Для неосведомленных: саламандра — это лишь огнеупорный драгоценный камень. По мнению натуралистов, есть такое животное, однако оно не наделено способностью жить в огне, но, благодаря своей хладнокровной природе и выделяемой влаге, может некоторое время находиться в огне.

Парацельс (1493—1541) считал, что эти огненные создания по самой своей природе не могут общаться с людьми, в отличие от водяных существ (ундины, мелузины), которые весьма расположены к ним.

Леонардо да Винчи полагал, что саламандра питается огнем и огонь помогает ей менять кожу.

На одной из страниц своей «Жизни» Бенвенуто Челлини рассказывает, что пятилетним мальчиком видел, как в огне резвилось существо, похожее на ящерицу. Он рассказал об этом отцу. Тот ответил, что это саламандра, и отколотил его, чтобы удивительное видение, столь редко доступное людям, запечатлелось в его памяти.

Богословы приводили Феникса как доказательство воскресения во плоти, а ящерицу саламандру — как пример того, что живые тела могут существовать в огне.

О саламандре. Физиолог говорит о ней, что, когда влезает она в огненную печь, угасает вся печь, а когда влезает в банную печь, то угашает банную печь. И если ящерица саламандра гасит огонь своим естеством, то как до сих пор не верят некоторые, что три отрока, ввергнутые в печь, ничуть не пострадали, но, напротив, остудили печь? Ведь написано, что «если через огонь пойдешь, пламя не опалит тебя». Хорошо говорит Физиолог о саламандре[4].

«Саламандра похожа на ящерицу; проходя сквозь огонь, она охлаждает и гасит его[5]».

"Некоторым животным по их прочному составу возможно не сгорать в огне, это с очевидностью показывает саламандра: она, как утверждают, проходя по огню, гасит его[6].

Согласно армянской географии VII в., в Эфиопии к востоку от Лунных гор встречается «саламандра, похожая на ящерицу, которая, проходя через огонь, гасит его[7]».

Подобно тому как составитель «Физиолога» привлек в качестве иллюстрации к легенде о трех отроках, ввергнутых в печь, занимательную историю вечно ледяной саламандры, и св. Августин прибегнул к аналогичной аргументации. Однако у св. Августина происходит любопытное смещение темы: саламандра из существа, которое тушит огонь, превращается в существо, вечно живущее в пламени. Тем самым задается новая перспектива, определившая образ несгораемой саламандры в средневековых бестиариях То, на что не решился автор «Физиолога», было сделано другим христианским писателем. В новом культурном пространстве с саламандрой происходит неизбежное превращение: из животного, обладающего удивительным свойством, она становится знаком. В книге XXI «О граде Божием» св. Августина есть глава с названием «Могут ли тела гореть вечно в огне», и начинается она так:

«На что же мне указать, чтобы неверующие могли убедиться, что одушевленные и живые человеческие тела не только могут не разрушаться смертью, но и выдерживать мучения вечного огня? Они ведь не хотят, чтобы мы в этом случае ссылались на могущество Всемогущего, а требуют, чтобы убеждали их каким-нибудь примером. Мы им ответим, что есть животные, которые, как смертные, подвержены разрушению и, однако же, живут в обыкновенном огне. […] Если саламандра живет в огне, как пишут более любознательные исследователи природы животных, если некоторые всем известные горы в Сицилии, такое продолжительное время с самой древности и до нас непрерывно дышущие пламенем и остающиеся целыми, непререкаемо свидетельствуют, что не все то гибнет, что горит[8]»

Ислам
[править]

Огненные зверьки Аристотеля, заблудившись в лабиринтах других культур и приняв иное обличие, вновь появляются на страницах персидской космографии XIII века:

«Аристотель говорит, что на земле Магриба есть местность […], там день и ночь постоянно пылает огонь. Из огня рождается животное, похожее на мышь. Оно, как огонь, красного цвета, стоит на двух ногах. Когда ветер обдует животное, оно становится белым. Если вновь войдет в огонь, как огонь, станет красным. Местонахождение этого животного — в огне[9].


Согласно Ибн Сине, саламандра — „это пресмыкающееся, похожее на ящерицу аза’а, с четырьмя ногами и коротким хвостом. Утверждают, будто она не горит, и что если бросить ее в печь, она загасит огонь. У того, кого она укусит, возникают сильная боль, огненное пыланье в теле и горячая опухоль на языке, и язык коснеет и [человек] заикается. [Ее укус] вызывает онемение и дрожь; часто на укушенном органе возникает почернение круглой формы, и он отпадает[10]“.

Ал-Бируни известна легенда о саламандре, но он ее отвергает:

Саламандира. Диоскорид: это — разновидность саам абраса*. Некоторые люди [говорят] о ней неправду, что она не горит в огне, и это потому, что она обладает охлаждающей силой. Диоскорид и Ибн Мандавайх: [саламандра] — животное, похожее на 'азайа [вид ящерицы], с четырьмя конечностями и коротким хвостом. Думают, что она не горит в огне, а, наоборот, тушит печь. Другой [автор]: 'азайа двигается медленно и имеет различные окраски. Я думаю, что это гавик,. Павел: [саламандра] — это животное, которое сжигают, и золу его примешивают к лекарствам, вызывающим гниение, поэтому оно пригодно для [лечения] чесотки и бараса**'. Заменителем саламандры является зеленый 'азайа» (ал-Бируни. Книга о лечебных веществах. 523). * Саам абраса — ящерица геккон. Ср.: Ибн Сина. Канон П. 510. **r Барас — чешуйчатый лишай; подробнее см.: Ибн Сана Канон. IV. С. 543.

Алхимия
[править]

В алхимической символике саламандры — духи стихии огня. Рождаясь в огне, они — распространенный символ (в алхимической практике) очищающего свойства огня и серы.

Сицилийский врач Эмпедокл из Агригента сформулировал теорию четырех «корней всего сущего», разъединения и соединения коих, причиняемые Враждою и Любовью, образуют историю вселенной. Смерти нет, есть лишь частицы «корней», которые римляне позднее назовут «элементами», они-то и разъединяются. Эти «корни» — огонь, земля, воздух и вода. Они — несотворенные, и ни один из них не сильнее другого. Согласно этому учению, требовалось равенство всех четырех стихий. Коль есть животные на земле и в воде, должны существовать животные, обитающие в огне. Для престижа науки требовалось, чтобы существовали саламандры.

У четырех стихий, которые составляют и поддерживают жизнь мироздания и еще продолжают жить в поэзии и народной фантазии, — долгая и славная история , — писал Теодор Гомперц.

Точно так же и саламандра сохраняет свое тело от пожирающего пламени тем, что извергает соки из своего тела.

Геральдика
[править]

В геральдике саламандра обычно обозначает храбрость и мужество, которым не может повредить огонь бедствий.

В гербе Франка I Французского она символизировала покровительство доброму и уничтожение плохого.

Саламандра с девизом «Nutrisco et extingo» [лат. — «Питаю и гашу»] или «Notrisco al buono, stingo el reo» [итал. — «Я питаю хорошее .и уничтожаю плохое»] была эмблемой (impresa) Франциска 1 (1494—1547), короля Франции и покровителя искусств и литературы, и может изображаться в декоре французских королевских дворцов того периода.

Согласно народным поверьям, это не демоны, а призванные Богом хранители стихии.

Одно из самых таинственных существ — саламандра. По средневековым поверьям, это животное способно жить в пламени. Так появился латинский девиз: «Flagror non consutor», то есть горит, но не сгорает. Согласно мемуарам Бенвенуто Челлини, в раннем детстве он увидел в огне очага саламандру, что говорило о необычной судьбе мальчика. И отец будущего великого скульптора отпустил сыну затрещину, чтобы это мгновение запомнилось ему (прим. переводчика).

Эмблематика
[править]

является атрибутом персонифицированного Огня (одного из ЧЕТЫРЕХ ЭЛЕМЕНТОВ).

Саламандра в огне Я уничтожаю то, что могло бы уничтожить меня. олицетворение доброго христианина, «который данной ему Божией Благодатью силою, может усмирять и разрушать пылающие греховные страсти, которые, в противном случае, погубили бы его самого». [EMSI 46-4,с.302]

Саламандра в огне(посреди пламени) То, что уничтожает других, мне не вредит. Символ нравственности и невиновности как защиты в печалях и бедствиях.

Огонь беды съедает наш порок И возрождает к жизни добродетель.

[EMSI; табл.8-10, с.138]

Саламандра Моя невиновность сохранит меня здесь. Символ добродетели и невинности, позволяющих безболезненно пережить самые жестокие испытания.

Вооруженные добродетелью и невинностью, Мы пройдем через испытание огнем без всякого вреда.

[EMSI; табл.17-12, с.175]

Искусство
[править]

К образам саламандры и Феникса прибегают и поэты — как к поэтическому преувеличению. Например, Кеведо в сонетах четвертой книги «Испанского Парнаса», где «воспеваются подвиги любви и красоты»:

Я, точно Феникс, яростным объят Огнем и, в нем сгорая, возрождаюсь, И в силе мужеской его я убеждаюсь, Что он отец, родивший многих чад. И саламандры пресловутый хлад Его не гасит, честью в том ручаюсь. Жар сердца моего, в котором маюсь, Ей не почем, хоть мне он сущий ад.


Ad vocem
[править]

В наше время «саламандрами» называют специалистов высокой квалификации, которые, работая в асбестовых костюмах, гасят с помощью взрывов внезапно воспламеняющиеся при бурении газовых скважин потоки нефти и газа.

Черновые материалы
[править]

Загадке о двух разных печах, гасимых саламандрой, можно предложить следующее объяснение. Раскаленная печь, куда помещают саламандру, — это печь алхимиков, тогда как в банных печах использовалась какая-то трава, чье свойство охлаждать печь было приписано саламандре. Ср. со сведениями из персидской космографии:

Есть трава, которую по-гречески называют ф.рха. Если кто-нибудь сорвет ее, смешает с соком свежего кишнеца и разотрет [смесь] в руке, а затем возьмет в руки огонь, рука у него не обгорит. Если же взять [эту смесь] с собой в баню, баня станет холодной[11].

Трудно отказаться от впечатления, что эффект, достигаемый смесью трав, аналогичен свойству мифической саламандры охлаждать банную печь.

Литература
[править]

  • Одноимённая статья в MNME
  • AUAF
  • Аристотель. История животных. V. 19. 106 < AUAF
  • Плиний. Естественная история. X. 67. 86; XXIX. 4. 23 < AUAF
  • Солин. Собрание достопамятных вещей. 148. 17 < AUAF
  • «Физиолог», с. 143—144 < AUAF
  • Августин. О граде Божием. XXI. 2, 4 < AUAF
  • Тимофей из Газы. О животных. 53а, 2 < AUAF
  • Исидор Севильский. Этимологии. XII. 4. 5, 36 < AUAF
  • Армянская география, с. 25 < AUAF
  • Геопоники. XV. 1. 34 < AUAF
  • Dicta Chrisostomi, л. 53 об. < AUAF
  • Английский бестиарий, л. 85 об. < AUAF
  • De bestiis et aliis rebus. II. 16 < AUAF
  • Гийом Нормандский. Бестиарий. 2737—2822 < AUAF
  • Пьер из Бовэ. Бестиарий любви. III. 271 < AUAF
  • Альберт Великий. О животных. XXV. 2. 46 < AUAF
  • ал-Бируни. Книга о лечебных веществах. 523; 603 < AUAF
  • Ибн Сина. Канон. IV. 6. 2. 9; IV. 6. 5. 25 < AUAF
  • «Чудеса мира». 171 < AUAF
  • «Сказание об Индийском царстве», с. 469 < AUAF
  • Марко Поло. LX, с. 82 < AUAF
  • «Книга чудес», fol. 24г < AUAF
  • Азбуковник. 1060, 1845 < AUAF

Иллюстрации
[править]

Саламандра. К. Геснер. История животных, 1585 г.

Саламандра: «Живет от огня и гасит его». И. Босхиус, 1702 г.

Примечания и комментарии
[править]

  1. Аристотель. История животных. V. 19. 106
  2. Геопоники. XV. 1. 33-34
  3. Плиний, 10. 66
  4. «Физиолог», с. 143—144
  5. Тимофей из Газы. 53а
  6. Аристотель. История животных. V. 19. 106
  7. Армянская география, с. 25
  8. Бл. Августин. О граде Божием. XXI. 2, 4
  9. „Чудеса мира“. 260
  10. Ибн Сина. Канон. IV. 6. 5. 25
  11. «Чудеса мира». 258

Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Поделиться: