Русалки

Материал из Энциклопедия символики и геральдики
(перенаправлено с «Русалка»)
Перейти к: навигация, поиск


русалки — предп. < русалии — древнерусские языческие игрища[1] < розалии — античные поминальные обряды[2]
купа́лки
водяницы
лоскоту́хи
укр. мавки, навки < «навьи» — души умерших
укр. мертвушки

Персонаж (восточно)славянской мифологии и демонологии, обычно появляющийся на земле в течение Русальной недели (примыкающей к празднику Троицы) и связанный по своему происхождению с душами умерших.

Приуроченность появления русалок в земном пространстве к сезону цветения злаков раскрывает их связь с вегетацией растений[3]. Будучи связан одновременно с водой и растительностью, образ русалки сочетает в себе черты водных духов[4] и карнавальных персонажей, воплощающих плодородие (Кострома, Ярила и т. п.) и гарантирующих урожай своей смертью. Видимо отсюда идёт связь русалок с миром мёртвых, приведшая под влиянием христианства к их отождествлению с вредоносными, умершими неестественной смертью «заложными» покойниками.

За пределами восточнославянской зоны поверья о русалках известны в восточной Польше (р-н Подлясья), частично в Словацких Карпатах, а также в северо-восточной Болгарии.

См. также:

Славянская мифология
Водяные существа

Ундины
Мавки
Утопленник
Полынь
Кострома
Ярила
Водяной
Русалии
Вилы

Славяне

По украинским, белорусским и южнорусским поверьям, русалками становились:

  • умершие до замужества девушки[5];
  • умершие на Русальной неделе;
  • некрещеные дети;
  • утонувшие девушки и молодые женщины.

Представления о внешнем виде русалок противоречивы, в разных местах они представляются как:

  • молодые красивые девушки, обнаженные или в белых одеждах с длинными распущенными (зелёными) волосами[6];
  • покойницы, похороненные в свадебном наряде (в венках, с фатой на голове);
  • косматые и уродливые бабы с непомерно большой грудью, которую они перебрасывают за плечи.

Последние представления встречаются реже и, обычно, у северных русских. В восточном и центральном Полесье о таких русалках говорили, что они «кудлатые, как ведьма», «горбатые и старые», «черные, заросшие шерстью», что «у них груди, как каменья», а в руках они держат клюку, кочергу, валек для стирки белья. В южнорусских поверьях русалки характеризовались чертами потусторонней «нежити»:

  • «русалка в белом, косы распустит длинные, лица не видно, руки холодные, сама длинная, высокая»;
  • «в лице краски нет да руки тощие»;
  • «волосатая, с закрытыми глазами и в белой одежде».

В ряде мест их представляли себе в виде полуженщин-полурыб и называли фараонками, что связано с образами поздних апокрифических преданий.

Места обитания русалок связаны с календарными сроками их пребывания на земле. Считалось, что они приходили с «того света» один раз в году на Троицкой[7] или Русальной неделе в то время, когда цветет рожь. В это время их можно было встретить не только у воды, но также бегающими в ржаном поле, качающимися на деревьях, в лесу, на перекрестках дорог, на кладбище. Они приходили в свои дома, где прежде жили, и там сидели за печью или в углах дома. Привычными их занятиями считались купание в водоемах, расчесывание своих длинных волос, плетение венков, пение и танцы в житном поле. После отведенного им срока пребывания на земле русалки уходили «на свои места» (в могилу, воду, море, на небо).

Пребывание русалок в цветущем ржаном поле мотивируется тем, что они защищают посевы и способствуют урожаю злаков. Вместе с тем они же могут навредить хозяевам, нарушившим запрет работать в поле на Русальной неделе, — тогда русалки вытаптывают или высушивают посевы. По рассказам жителей Полесья, она «кому зародит хлеб, а кому, наоборот, уничтожает все жито».

Русалки причислялись к опасным и вредоносным духам, способным наслать болезни, вызвать стихийные бедствия, засуху или непрекращающиеся ливни, градобитие и т. п. Особенно опасны они в четверг — русальчин велик день. Согласно народным поверьям, в течение Русальной недели они преследуют людей, не соблюдавших ритуальные запреты:

  • заманивают на бездорожье или в воду;
  • душат;
  • щекочут до смерти;
  • похищают и портят пряжу, нитки и полотно;
  • забирают себе младенца, оставленного жницей в поле.

Во избежание встречи с русалками и чтобы не навредить им, люди соблюдали в течение Русальной недели многочисленные запреты:

  • не работали в поле и огороде;
  • не белили стены дома и печь — «чтобы русалкам глаза не забрызгать»;
  • избегали всех работ, связанных с прядением, тканьем и шитьем — «чтобы не зашить русалок или чтобы они не запутались в нитках»;
  • не ездили в лес за дровами — «чтобы не привезти в дом русалок», и т. п.

В русальную неделю также нельзя было купаться. Для защиты от русалок (выходя из деревни) с собой берут полынь, которой те боятся.

Всю троицкую неделю пели русальные песни. В воскресную ночь последнего дня Русальной недели (русальное заговенье) на столе для русалок оставляли поминальный ужин, а на заборе или на ближайшем от дома дереве оставляли для них одежду (пряжу, полотенца, нитки, девушки — венки). В соответствии с поверьями об уходе русалок после этого времени на «тот свет» в восточном Полесье и в южнорусских областях совершался обряд «проводов русалки» (см. Русалии).

Искусство

Образ русалки популярен в литературе (А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, Т. Г. Шевченко) и живописи. Опоэтизированный образ русалок, широко представленный в романтической поэзии XIX в., лишь отдаленно напоминает фольклорную русалку:

  • это почти всегда девушки-утопленницы;
  • водяные красавицы, живущие в хрустальных дворцах на дне водоемов;
  • выходящие по ночам на берег и расчесывающие свои зеленые волосы;
  • заманивающие путников, чтобы защекотать или утопить их;
  • эти русалки мстят неверным любовникам, из-за которых они утопились;
  • ищут любви земного юноши, обещая ему несметные богатства.

Литература

  • Виноградова Л. Н., Статья «Русалки» в SMES
  • Иванов В. В., Топоров В. Н. Статья «Русалки» в MNME
  • Зеленин Д. К., Очерки русской мифологии, П., 1916 < MNME
  • Зеленин Д. К., Очерки русской мифологии: Умершие неестественной смертью и русалки. М., 1995 < SMES
  • Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. М., 1989. С. 63-66 < SMES
  • Померанцева Э. В., Мифологические персонажи в русском фольклоре. М., 1975. С. 68-91 < MNME, SMES
  • Виноградова Л. Н. Мифологический аспект полесской «русальной» традиции // Славянский и балканский фольклор: Духовная культура Полесья на общеславянском фоне. М., 1986. С. 88-135 < SMES
  • Власова М. Русские суеверия. СПб., 1998. С. 448—464 < SMES
  • Соколова В. К., Весенне-летние календарные обряды русских, украинцев и белорусов XIX — начала XX в., М., 1979 < MNME

Примечания

  1. Известны по церковно-обличительной литературе.
  2. По гипотезе Ф. Миклошича, это название заимствовано славянами на Балканах.
  3. Что подтверждается и «цветочным» именем русалок.
  4. Иногда русалки входят в свиту водяного.
  5. Особенно те, что уже были просватаны и не дожили до свадьбы
  6. Напоминают южнославянских вил и западноевропейских ундин.
  7. Следующей за троицей.

Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Поделиться: