ого́нь
————

Мифы о происхождении огня — в числе наиболее распространённых, особенно у отсталых народов, для которых добывание и использование огня — самый наглядный и универсальный признак выделения человека из животного царства. Чаще всего в мифах присутствует мотив похищения огня: некое существо (выполняющее функцию культурного героя) похищает его у другого существа и передает людям.

В других мифах налицо мотив прецедента: кто-то научился добывать огонь трением двух деревяшек, и с тех пор люди это делают. В таком мотиве не было бы ничего мифологического, если бы этот прецедент не приписывался зачастую опять-таки птицам либо тотемическим предкам в птичьем облике.

Сама техника похищения включает в себя во многих мифах характерную деталь: похититель отвлекает внимание владельца огня при помощи пляски и пения. В других мифах похищение заменено поисками огня где-то в отдалённой стране, или добыванием огня с луны, от грома и пр., или получением огня в виде выкупа за похищенного ребёнка.

Во всех мифах о происхождении огня — от Австралии до Америки — главным действующим лицом является какое-нибудь животное (преимущественно птица), и это относится и к похитителю, и к первоначальному владельцу огня. Одно и то же животное в одних мифах рисуется как владелец похищаемого огня, в других — как похититель. В некоторых мифах вопросом, как добыть огонь, озабочено не одно, а все животные. Часто действующие лица мифов напоминают типичные образы тотемических предков, выступают как олицетворённые (антропоморфизированные) существа. То, что в подавляющем большинстве мифов люди получают огонь от животных или с помощью животных, не случайно. Перед нами — яркий пример характерной черты мифологического мышления: выведение теперешней ситуации из ситуации прямо ей противоположной, существовавшей «некогда». Если в реальной действительности обладание огнём — один из самых существенных признаков, отличающих человека от животных, то в мифах предполагается, наоборот, что было время, когда огнём владели животные, а люди его не имели.

В некоторых мифах, где фигурируют человеческие существа, первоначальное обладание огнём приписано женщинам, мужчины же получили его позже. В этих вариантах мифов об огне нашли отражение некоторые черты реальной действительности (у всех древних народов хранительница домашнего огня — обычно женщина). В некоторых мифах есть намёки на связь огня с половой функцией женщины.

В примитивных мифах о происхождении огня сам огонь не олицетворяется: он изображается как простой, чисто вещественный, бытовой огонь (пламя, искры, тлеющая головешка), а олицетворёнными выступают окружающие его персонажи (владелец, похититель, даритель огня). В сложных мифологических системах классовых обществ мифологизируется и олицетворяется обычно сам огонь, который становится объектом чисто религиозного отношения; окружающие же его персонажи — это просто люди, поклоняющиеся огню.

Теоретическая литература о мифологии огня бедна. Сторонники старой (XIX в.) мифологической школы считали мифы об огне отражением небесных явлений, полагая, что в них речь идёт не о земном, а именно о небесном огне. (молния и пр.). Правда, по мнению этих авторов (А. Кун и др.), само мифологическое мышление древних вырастало из их образа жизни. Теория мифологической школы в целом не подтверждается фактами: в подавляющем большинстве мифов, особенно ранних, нет смешения земного и небесного огня — последний тоже рисуется вполне реально. Большое количество мифов разных народов об огне собрал английский учёный Дж. Фрейзер, пришедший к выводу, что в этих мифах как бы воспроизведены три исторические ступени: когда люди совсем не знали огня, когда они научились им пользоваться и когда научились его добывать. Олицетворение огня и культ его несомненно вырастали из разных корней: огонь как спутник и помощник человека в борьбе с хищными зверями; огонь как очищающая и целительная сила; огонь как грозная и опасная стихия; домашний очаг, символ и покровитель семьи.


Первая победа первобытного человека — укрощение огня — знаменовала собой начало цивилизации. Огонь высекали с помощью двух палочек и колеса — действие, которое в сказках, легендах и фольклоре многих стран символизировало половой акт.

Суть божественного и источник света.

Огонь храмов, могил неизвестных солдат, факелов олимпийских игр и т. д.— свидетельства вечности энергетической основы сущностной силы Творца.

Древние считали огонь проявлением Бога, который таким образом становится доступен для восприятия, в том числе и человеческими органами чувств.

Символ жизни по аналогии с теплом солнечных лучей, огонь, освобождающий материю от нечистот, оставляющий после себя пепел, является действующей силой возрождения и очищения (языки очистительного пламени опустились на головы апостолов в Троицын день).

Движущая сила постоянного обновления, связанная с хтоническими силами

Жар солнечных лучей может оказаться губительным и сравниться с огнем всепоглощающей страсти или войны. Тогда как дым, затмевающий, удушающий,— символизирует помрачение и подавленность сознания.

Пожар, как и фугаски, и зажигательные бомбы, приводит к панике и обращает в бегство. В этом смысле огонь становится орудием кары: так, Люцифер, Светоно-сец, стал Князем адского пламени.

кажущаяся живой стихия, элемент сжигающий, греющий и освещающий, но и могущий причинить боль и смерть, то есть элемент символически противоречивый.

Негативный аспект — адского пламени, губительного огня пожаров, огня небес — молний, огня, исходящего из недр земли во время вулканических извержений и землетрясений.

у истоков человечества, «приручение», укрощение огня знаменовало начало культуры и что «безогненного» человека, дикаря, о котором фантазируют донаучные учения о возникновении человека, не существует.

единственный из всех элементов, который человек может воспроизвести сам, подручными средствами, так что это действительно могло служить свидетельством богоподобия человека. Многочисленные мифы (Древняя Греция, Полинезия) описывают огонь как исключительное достояние богов, и только похищение огня у богов предоставило его в пользование человеку. Огню приписывается очищающее воздействие («очистительное пламя»), свойство уничтожать зло, злых духов, лишать телесности ведьм и других демонических существ.

Tо многих частях света существуют обычаи огненного бега (греч. Pyrobasia, пиробасия), участники которого босыми ногами ступают прямо по раскаленным углям и при этом остаются невредимыми. Этот обычай, восходящий к древним очистительным обрядам, совершавшимся весной, наблюдается и в новейшее время, например, в Tибете (в 15-й день первого месяца).

Чаще всего огонь рассматривается как мужская субстанция (в противоположность воде как субстанции женской) и как символ жизненной энергии, сердца, оплодотворяющей силы, просветления, Солнца. Заклинательные формулы содержат свидетельства того, что огонь представлялся сверхъестественным существом.

Иногда совокупность огненных богов и сверхъестественных существ, взаимосвязанных со стихией огня, в силу двойственной сущности сгорания воспринималась по сути своей как сонм «трюкачей», которым человек не вправе доверять до конца, пример тому — германский бог Локи. Tем не менее господствующее почитание «животворного пламени» доказывается и идущими от античности традициями факельных шествий, и обычаем зажигать на праздничном столе свечи при наличии электрического освещения для придания красоты и торжественности.

Огонь и пламя — типичные символы сердца. Оба они амбивалентны: с одной стороны, они божественные и творческие, с другой — демонические и разрушительные: огонь пожирает все созданное и возвращает его к первоначальному единству. Огонь и пламя олицетворяют истину и знание, поглощаюшие ложь, невежество, иллюзии и смерть и выжигающие нечистоту. Крещение огнем восстанавливает первоначальную чистоту, сжигая окалину, что ассоциируется с проходом через огонь для обретения рая, который с тех пор, как был покинут, окружен огненной стеной и охраняется стражами с мечами огненными, олицетворяя невозможность прохода для людей невежественных и непросвещенных. Пламя можно разделить на два взаимодополняющих аспекта: свет и жар, изображаемые, соответственно прямыми и волнистыми линиями. Свет и жар могут означать интеллект и эмоции, блеск несущей благодатный дождь молнии, тепло очага, то есть либо огонь уютный, либо внушающий почтительный страх. Разжигание огня равносильно рождению, воскресению, а в примитивных культурах — сексуальному воспроизведению. Обычай носить факелы по случаю помолвки и во время исполнения обрядов плодородия указывает на воспроизводящую функцию огня.

Огонь и вода являются двумя великими, активным и пассивным, принципами вселенной; они — Отец Небо и Мать Земля, все противоположности в мире элементов. Огонь и вода находятся в постоянном конфликте, но в виде жара и влаги они необходимы для всякой жизни. В мире овощей огонь представлен семенем горчицы. Огонь и ветер проявления вулканических богов. Огонь домашнего очага — центр дома и является женским аспектом огня. Огонь пожирает, а вода очищает.

В наиболее примитивных культурах огонь являлся демиургом, возникающим из солнца, и его земным представителем. Поэтому он соотносится, с одной стороны, с лучом солнца и молнией (35), а с другой — с золотом. Фрэзер перечисляет множество ритуалов, в которых факелы, костры, горящие угли и даже пепел воспринимаются как способные стимулировать плодородие нив и благополучие человека и животных. Однако антропологические исследования выработали два объяснения праздников огня (сохранившихся по сей день как валенсийские костры в ночь св. Иоанна, фейерверки и освещенная рождественская елка): с одной стороны, по мнению Вильгельма Маннхардта, в этом проявляется стремление путем подражания и магии обеспечить получение огня и тепла от солнца, а с другой, как считают Юджин Могк и Эдвард Уэстермарк, здесь преследуется цель очищения или уничтожения сил зла (21). Однако обе гипотезы не исключают, а дополняют друг друга. Триумфальная власть и жизненная сила солнца — по аналогии, дух сияющего Источника — равнозначна победе над силой зла (силой тьмы); очищение есть необходимое жертвенное средство достижения триумфа солнца. Шнайдер, однако, различает два типа огня в зависимости от их направленности (или их функции): огонь оси огонь-земля (означающий эротизм, солнечное тепло и физическую энергию) и огонь оси огонь-воздух (связываемый с мистикой, очищением или возвышением и духовной энергией). Здесь — точная параллель с амбивалентной символикой меча (обозначающим как физическое разрушение, так и решительность духа) (50). Иными словами, огонь является образом энергии, которая может быть обнаружена как на уровне животной страсти, так и в плоскости духовной силы (56). Гераклитову идею огня как разрушающей и порождающей силы находим также в индийских Пуранах и в Апокалипсисе (27).

Как указывает Элиаде в «Мифах, сновидениях и мистериях» (Лондон, 1960), прохождение через огонь символизирует выход за пределы человеческих возможностей.

ОГОНЬ-ВОДА Как и другие алкогольные напитки, «огненная вода» есть coincideatia oppmitorum (совпадение противоположностей) и поэтому относится к нуменам и гермафродитам. Вследствие этого алкоголизм можно рассматривать как попытку едитиия, преодоления разлада и отторгнутости.

Двойственное чувство: почитания и страха — лежит в основе ритуалов поклонения огню. В древних и примитивных культурах огню поклонялись как самому Богу, а позже — как символу божественной силы. Древние считали огонь живым существом, которое питается, растет, умирает, а затем рождается вновь — признаки, позволяющие предположить, что огонь — земное воплощение солнца, поэтому он во многом разделял его символику. Благодаря той роли, которую огонь играл в жизни людей, в большинстве мифологических традиций он считался результатом божественной деятельности. Поэтому столь часто встречаются легенды о похищении огня у небесных богов героями, такими, как Прометей, или о хитрых уловках, с помощью которых его добыли у подземных божеств, как, например, новозеландский мифический герой Мауи (происхождение этих островов в результате вулканической деятельности выглядит вполне правдоподобным).

Большинство культов огня были ужасающе кровавыми, в качестве примеров можно привести ацтекскую религию или ханаанский культ Молоха, в жертву которому приносили детей. Среди других ритуалов и культов поклонения огню наименее жестокими выглядят традиции, существовавшие в Иране (из которых, в конце концов, и произошел ведический культ бога огня Агни), а также в античном мире, где с огнем были связаны боги с доброй репутацией, такие, как Гефест (в римской мифологии Вулкан). В тех традициях, где огонь не являлся предметом прямого поклонения, он все же играл важную роль как мощный символ Божественного Явления (как, например, в Библии, Исход, 12:11, где «гора загорелась огнем» и Иегова говорил из его середины с израильтянами); в христианстве огонь считается воплощением Святого Духа.

Символизм огня, связанный с сексуальностью (огонь — метафора сексуального желания), основан на древней технике получения огня с помощью трения.

Огонь всегда было принято считать добрым, необходимым и полезным, хотя (почти до второй четверти XIX века) было прекрасно известно, насколько огонь опасен, и насколько трудоемко было передавать его от очага к очагу (в сущности, до появления такого простого предмета, как спички). Осознание необходимости огня для развития самого рода человеческого, и в то же время опасности, — связаны с преданием о Прометее и Пандоре.

Потеря, утрата огня для очага племени было подлинной катастрофой для первобытных людей. Спасти племя могло только похищение огня у другого племени. Разумеется, такая зависимость людей от наличия или отсутствия огня становилась главной причиной возвеличивания его культа. Первобытная техника получения огня путем трения двух деревянных брусочков, дополняло символику самого огня и способ его получения, как бы некой эротической образностью. Действительно, ведь огонь рождался от того, что один брусок вводили в отверстие другого и сильно терли, сначала рождая тление, а затем и язычок животворного пламени…

в культурах многих народов огонь трактовался и как эмблема эротики.

Невесты в дни свадьбы получали от жениха огонь и воду, как знак прочности супружеской жизни, связи.

Огонь жертвенный, священный, вечный, зажигали и поддерживали и приносили ему жертву в честь богов во многих религиозных культах большинства древних народов Ближнего Востока, у вавилонян-египтян, финикиян и евреев.

Разжигание очага, костра на переломе дня и ночи, лета и зимы — для магической ворожбы по Солнцу, а также во время осеннего и весеннего равноденствий, в давние времена было традиционным.

Первобытные люди представляли огонь, как некоего посланца Солнца, сравнивая его движение, пляску огненных языков с движением небесного светила, с молниями, с золотом. С огнем, его цветом, теплом и даже пеплом, было связано немало сравнений с природными явлениями. Фольклор ряда народов запрещал тушить пожары, возникшие от удара молнии — кстати, это поверье существовало в Польше ещё и в XX веке.

Глотанье огня. Мастера эстрадного искусства и в цирке иногда включают в свои программы глотанье пылающие пакли — в какой-то мере это равно самоубийству. Плутарх рассказывал, что дочь Катона и жена Брута — Порция, узнав о смерти мужа, решила покончить с собой. Она схватила горсть пылающих углей (ее удерживали от трагического шага), и проглотила их. И умерла.

Сигнализация кострами, разожженными на вершинах холмов, гор — одно из самых древних средств коммуникации.

Основные значения:
[править]

  • жизненная и космическая сила
  • Наиболее часто он символизирует домашний очаг, воодушевление и Дух Святой.
  • Божественная энергия, очищение, откровение, преображение, возрождение, духовный порыв, искушение, честолюбие, вдохновение, сексуальная страсть; сильный и активный элемент, символизирующий как созидательные, так и разрушительные силы. Графически огонь в алх имии изображался в виде треугольника, так как считался субстанцией, объединяющей три остальные: землю, воду и воздух. На бытовом уровне огонь — это защитный, успокаивающий образ (огонь домашнего очага). Но он может быть и угрожающим образом разрушительных сил природы.
  • Вечности, первичности Мира, пра-основы всего сущего; света, Солнца, тепла; Бога-творца, демиурга; гнева божества и божественной любви, милости, ненависти, смерти, духа; зла, дьявольщины, Ада, наказания, преследования; очищения, мужества, пытки, жертвенности; разговора, беседы, устремления, силы, мужской основы, вспыльчивости, плодовитости; авторитета; зимы, домашнего очага, гостеприимства, защиты от страха… Часто огонь связывают с молнией, кровью, сердцем, уничтожением, войной.
  • трансформацию, очищение, дающую жизнь производящую силу Солнца, обновление жизни, оплодотворение, силу, мощь, энергию, невидимую энергию в процессе осуществления, сексуальную силу, защиту, оборону, видимость, разрушение, слияние, страсть, мольбы, перемену одного состояния на другое, либо переход в него, способ передачи сообщений или приношений Небесам.
  • Пламя олицетворяет духовную силу, трансцендентность и озарение, свидетельствует о наличии божества или души, «пневмы», вздоха жизни; воодушевление и просвещение.
  • Пламя на голове или вокруг нее, подобно нимбу(см.), свидетельствует о божественной силе, потенции души или гении, поскольку голова рассматривается как место нашей жизненной души.
  • Пламя покидает тело в момент смерти.
  • инструмент очищения, одинаковый с воздействием воды (например, с прижиганием ран, применявшимся в хирургии и в древности).
  • уничтожающий все, что горит.
  • ненависть, любовь, жажда, порыв, идеализм, замысел, патриотизм.
  • беседа, жаркий спор.
  • семьи, рода, племени, собравшегося вокруг его света и тепла.

Основные символы:
[править]

  • Символы огня: стрела, копье, грива льва, волосы, свастика, пирамида, щетина…
  • треугольник, опирающийся на своё основание; свастика; львиная грива; волосы; острое оружие; ель; азалия.

00-00-000-000.jpg

См. также:

Четыре Элемента
Пламя
Костёр
Свет
Светильник
Очаг

Ад
Саламандра
Феникс

Вечный огонь
Испытание огнём

Африка
[править]

В мифах африканских народов в числе других мотивов часто повторяется мотив получения огня от верховного существа — или тайком, или по его доброй воле.

Древний Восток
[править]

В шумеро-семитской мифологии Мардук был богом огня, «пожигающим врагов пламенем».

Ассирийские тексты заклинаний, известные под названием сводов «iаклу» и «+урпу», содержат заговоры, «снимающие» при содействии призываемого огня вредоносное колдовство: «Tари, вари, гори, гори! Злой и дурной, не входите, ступайте прочь!.. — опутываю вас, я связываю вас, я предаю вас +иле, который сжигает, испепеляет, сковывает и скручивает колдуний… как этот козий мех, изорванный в клочья и брошенный в огонь, сжирается пламенным жаром… да изведутся заклятья, чары, терзания, мучения, боли, болезни, грехи, злокозненности, кощунства, преступления, страдания из твари моей, как этот козий мех, в огне! -несь сожигает их пылающее пламя…» поскольку и «iаклу», и «+урпу» переводится словом «испепеление», вера в свойство огня уничтожать колдовское воздействие находит здесь явное подтверждение.

Египет
[править]

У египтян огонь связан с Тотом как вдохновением.

Религиозное значение огня основывается на восприятии его как разрушающей, но также и благотворной силы. Всеразрушающая стихия олицетворяется в змее урее, который является извергающим огонь глазом бога Солнца. Миф называет родину бога Солнца «огненным островом», что является метафорой утренней зари, из которой каждый день рождается свет солнца. Роль зловещей разрушающей силы огня в потустороннем мире описывают нагробные тексты: огненные потоки и извергающие огонь существа угрожают дальнейшей жизни после смерти и напоминают средневековые христианские видения преисподней. Однако умерший сможет преодолеть демоническую власть бездны потустороннего мира, если сам превратится в извивающееся пламя. Пламя считалось символом чистоты и очищения; оно изгоняет силу Сета и уничтожает зло. Среди атрибутов богини защиты Тоэрис, имеющей образ бегемота, находится факел, пламя которого должно отгонять опасных демонов. Чтобы очистить умерших от земного загрязнения, их в поздний период часто сжигали.

В Египте рождение и разрушение образовывали двойной производительный принцип двух антагонистических сил огня: один огонь — эфирный, сосредоточенный в солнце и непрерывно действующий в мире, а другой — творящий (его воплощением является Осирис).

В египетской иероглифике огонь также связан с символикой солнечного пламени и, в особенности, с представлениями о жизни и здоровье (вследствие понятия телесного тепла). Также соотносится с представлениями о высоком положении и власти (19), что указывает на развитие этого символа в образ духовной энергии.

Античность
[править]

В Древнем Риме 21 мая, во время сельского праздника Палези, покровительницы пастухов, который назывался Палиллия, нужно было трижды пройти сквозь огонь большого костра, держа в руках новорожденного ягненка — это обещало плодовитость стадам, благополучие хозяйству…

Один из основных римских праздников был посвящен «Непобедимому богу Солнца» и приходился на 24-25 декабря. В этот день гаданиями занимались жрецы алтаря бога Сола — Солнца.

у греков — громовержец Зевс с его молниями, и ещё бог-кузнец Гефест

Согласно учению Гераклита Эфесского, огонь — это основа всего Сущего, самого нашего Мироздания, первичная субстанция, некий пра-элемент, из которого возникла Природа, вслед за тем ставшая морем, Землей, воздухом и возвратившимся огнем… Согласно же учению стоиков, огонь — одна из первичный божественных стихий, которая идентифицируется с Логосом, то есть Словом; оно же, в свою очередь, стало причиной движения, жизни и развития всех существующих образов материи.

боги на Олимпе не были намерены давать его людям. Боги знали, что возникновение и развитие цивилизации — это кровавый и жестокий процесс. Прометей похитил огонь на Олимпе, передал его людям и был наказан за это страшной карой: прикованного в горах Кавказа к скале Прометея ежедневно терзал орел. Люди же получили от богов в «подарок» ящик Пандоры со всевозможными бедами и несчастьями. Так повествует древнегреческий миф.

У пифагорейцев огонь ассоциируется с тетраэдром, поскольку является первым элементом, а тетраэдр — первой фигурой в геометрии.

В греко-римской культуре огонь — атрибут всех вулканических богов-кузнецов и богов грома, таких как Гефест (Вулкан), олицетворяющих силу земного огня; кроме того, является эмблемой богини печи Весты; связан с Гермесом (Меркурием) как вдохновение. Богиня печи Гестия (Веста) была «госпожой огня» (Еврипид).

По учению стоиков, мир — это огромное живое тело, душа которого есть творческий огонь или теплое дыхание (//////). Пневма вечна, обладает внутренней энергией и спонтанным движением; она — единственный источник жизни психической и физической во всех ее проявлениях, причина и создатель вселенной. В начале бесконечной пустоты существует один огонь. Что же касается конца эволюции, то стоики приняли идею вечного возвращения.

Стоики учили, что мир погибает в огне и возрождается в огне и этому процессу не будет конца и не было начала. Эти идеи восходят к халдейскому учению о «великом годе». Согласно этому учению, Вселенная вечна, но она периодически исчезает и возрождается каждый «великий год»; когда все семь планет собираются в созвездии Рака, происходит потоп; когда они собираются в созвездии Единорога, вся Вселенная истребляется огнем. Миф об испламенении был в большой моде между 1в. до н. э. и III в. н. э. во всем романо-восточном мире103. По словам Цицерона, «природа звезд огненная, поэтому они питаются испарениями земли, моря и прочих вод. Эти испарения вызываются солнцем из согретой земли и из вод. Напившись ими и восстановив себя, звезды и весь эфир изливают их обратно и вновь извлекают их оттуда, так что почти ничего не пропадает, или очень мало, из того, что потребляет огонь звезд и пламя эфира. Из этого следует, по мнению наших философов, что в конце концов весь мир воспламенится, после того как будет уничтожена вся влага, когда ни земля не сможет питаться, ни воздуху не из чего будет восстановить себя, ведь когда истощится вся вода, то и воздух не сможет образоваться. Итак, ничего не останется, кроме огня. Но от него-то, живого существа и бога, и произойдет восстановление мира, и возродится красота» (Цицерон. О природе богов. II. 46. 118). Евсевий цитирует фрагмент из несохранившегося трактата Аристокла «О философии» (II в. н. э.): «[Стоики] называют огонь [основным] элементом всего существующего, как Гераклит, а его началами — вещество и бога, как Платон. Но Зенон утверждает, что эти начала — и действующее, и испытывающее воздействие — телесны, в то время как Платон говорит, что первая действующая причина бестелесна. Далее, говорит Зенон, в некое назначенное судьбой время весь мир воспламеняется, а затем вновь упорядочивается. Этот первоогонь представляет собой как бы семя, содержащее логосы и причины всех вещей, которые возникали, существуют и возникнут в будущем» (Аристокл у Евсевия. Приготовление к Евангелию. XV. 14, 2)104. Может ли статься так, что идея периодического обновления мира в огне, отвергнутая учителями христианства, благодаря фигуре бессмертного феникса, проникла в запретное для себя идеологическое пространство. Ориген, полемизируя с Цельсом и стоиками на тему вечного круговращения вещей, замечает; «После уничтожения этого мира огнем — а это происходило бесчисленное число раз и будет еще происходить бесчисленное число раз — порядок всех вещей, по их мнению, был и будет оставаться одним и тем же от начала и до конца. Правда, стоики стараются смягчить несуразность этого своего учения. Они говорят, что с каждым круговращением опять появятся — только не знаю, каким именно образом, — люди, и совершенно похожие на людей предшествующих времен» (Ориген. Против Цельса. LXVIII; ср.: Арнобий. Против язычников. II. 9). Словно подводя итог тысячелетнему спору о фениксе, который, подобно миру стоиков, уничтожается и возрождается в огне, Данте пишет:

«Так ведомо великим мудрецам, Что гибнет Феникс, чтоб восстать, как новый, Когда подходит к пятистам годам. Не травы — корм его, не сок плодовый, Но ладанные слезы и амом, А нард и мирра — смертные покровы» (Данте. Ад. XXIV. 106—111).

Особое место отводилось очагам дома и государства, их богам, которых чтили античные греки и римляне (греческая Эстия и римская Веста). Культ этой богини был одним из самых чтимых в Риме — её храм высился на главном Римском Форуме. В начале года (1 марта) великий жрец — «Pontifex maximus», заново зажигал священный огонь — с помощью линзы, от солнечного луча, или от трения двух кусочков дерева. Весталки-девственницы поддерживали этот огонь в течение всего года, а если он случайно погасал, весталок пороли розгами…

У античных греков ритуал был несколько проще, но зато живущие в греческих колониях, были обязаны доставлять сюда огонь из своего родного города. Огни (свечи, лучины, лампы, светильники с оливковым маслом) зажигались на могилах родных, чтобы «согреть» иззябшиеся души мертвых.

В сущности, огонь, как символ, трактовался в ипостасях мужества и смерти; воскресения из мертвых и бессмертия. Когда греческая богиня Деметра, в поисках своей дочери Коры прибыла в Элезиум в виде старухи, она встретила сына царя Калеоса — Демофона. Деметра полюбила его так, что захотела добиться для него бессмертия. Она напоила его амброзией и положила в божественный огонь на целую ночь. Среди ночи она услышала крик, бросилась в помещение, где находился Демофон, и увидела его сгорающим в пламени. В этом была виновата служанка, вмешавшаяся в процесс чародейства. Разгневанная богиня убила служанку и уничтожила все следы испытания.

Согласно другому мифу античных греков, богини судьбы Мойры сообщили Алтее, супруге царя Калидона Ойнеуса, что их сын Мелеангр погиб-

нет, когда дожжет последние дрова на домашнем очаге. Мать его, погасив очаг, спрятала Мелеангра в тайном месте. Но когда он вырос, стал героем и прославленным охотником, он в пылу ссоры убил своего брата, и царица, охваченная печалью и гневом, бросила братоубийцу в погребальный костер жертвы.

Еще в одном мифе Иксион, царь лапифов в Тезалии, за оскорбление богини Геры был брошен в Тартар и там на вечные времена привязан к горящему кругу.

Психопомп у греков, посредник между настоящей и будущей жизнью, огонь был истинным освободителем души, которую он очищал от земной грязи (подобно решету, отделяющему пшеницу от пыли и соломы). Считалось необходимым, чтобы тело было истреблено им, чтобы осуществилось разделение двух принципов: мыслительного и чувственного. Отсюда берет начало обычай кремации.

огонь занимал место солнца в центре орфических храмов, а окружавшие его колонны символизировали соответствовавшие ему части Вселенной

платоники символизировали действия Бога образами света и огня

праздник Прометея в Афинах, в котором участвуют бегуны

хранительницами огня в Древнем Риме были девственницы-весталки

деву Окризию должна была оплодотворить огненная искра очага, чтобы она могла стать матерью царя Сервия Tуллия.

Кульминационным пунктом древнеримского празднества парилий было 21 апреля — день совершения очистительных прыжков через костры из соломы. Согласно древнегреческому мифу, богиня Деметра тайно пыталась сделать бессмертным своего воспитанника Демофонта (сына элевсинского царя Пелея), для чего стремилась очистить его от земных шлаков и закалить огнем, кладя в очаг. Душевнобольные и нуждающиеся в покаянии обносились факелами. Всегда актуальная для античного города опасность, исходящая от огня, магически-символически устранялась жестом, имитирующим «разлив» (пролитие) воды, при этом произносилось слово ignis — огонь.

Римская мифология олицетворяла неугасимый культовый О. и О. домашнего очага как богиню Весту, греческая — как Гестию. Но в греческой мифологии было и другое олицетворение О. — культурного и ремесленного: бог-кузнец Гефест (в италийской мифологии — Вулкан). В то же время в греческой мифологии вновь оживает глубоко архаичный мотив похищения О. Но здесь этот мотив радикально гуманизирован и окрашен моральной идеей, притом богоборческой: боги ревниво берегут О. для себя, не давая его людям, а друг и защитник людей — культурный герой Прометей похищает для них О. с Олимпа. Обучает людей добыванию О. близкий образу Прометея герой древнего грузинского народного эпоса — Амирани.

Северная традиция
[править]

у скандинавов — Один и Тор тоже были связаны с огнем

Некоторые мифологи связывали с О. образ Локи в германо-скандинавской мифологии и образ древнеславянского бога Сварожича.

почитаемый кельтами двойной символ — солнца и луны

Балтия
[править]

В литовской мифологии огню в его разрушительной функции противостоит домашнее божество Тратитас Кирбиксту, которое гасит искры в жилище.

Славяне
[править]

Огонь в славянской традиции Некоторые мифологи связывали с О. образ Локи в германо-скандинавской мифологии и образ древнеславянского бога Сварожича.

Кавказ
[править]

в грузинском предании об Амирани, который обладал таинственной магической силой: умел укрощать природные силы и заставлять их подчиняться человеку.

Сибирь
[править]

Очень характерно олицетворение О. у народов Севера — в виде женского образа «матери О.», «хозяйки очага» и т. п. (у якутов и бурят — в мужском образе «хозяина О.»). Это не вообще О., а каждый раз «свой», домашний, семейный очаг, который нельзя смешивать с О. чужой семьи. Есть мнение, что именно такую «хозяйку О.» представляли собой известные женские фигурки эпохи верхнего палеолита и более позднего времени, нередко находимые в древних жилищах вблизи очага.

Китай
[править]

У китайцев пламя означает присутствие божества. Огонь — это опасность, раздражение, свирепость, скорость, но в качестве духовной силы он солярен, ян. Соединенный с принципом воды инь, огонь символизируется триграммой «- -», в которой снаружи имеются линии ян, а внутри пустота инь.

В Китае огонь (хио) — один из мутабельных элементов или состояний, соответствующий Югу, красному цвету, горькому вкусу, запаху горелого, курице и племени пернатых.

Китайцы в своих солярных ритуалах используют 'табличку из красного агата, которую они называют Чаиь. Это символ стихии огня (39).

В Китае отвращающее беду значение имеют фейерверки, считается, что они отпугивают демонов.

Япония
[править]

В Японии синтоистские ритуалы зажжения огня на Новый год связаны с попытками предотвратить разрушительные пожары в наступающем году.

праздник нового огня, за которым ходили в храм по случаю Нового года,— ещё не так давно он проводился в Киото в память о магическом ритуале в честь зимнего солнцестояния.

Мезоамерика
[править]

У ацтеков огонь — это ритуальная смерть, выкуп и наказание.

Возгорание нового огня с началом нового года в Древней Мексике являлось сакральным актом.

воплощал у мексиканцев глубинную силу, делающую возможным восхождение из глубин. Так, они делали человеческие жертвоприношения богу огня, обитающему в пупе земли, с тем чтобы жизнь солнца не погасла, чтобы позволить зажечься новому огню. Воспламенение этого огня (каждые 52 года знаменовались совпадением двух календарей: лунного и божественного,— момент, когда солнце находилось под угрозой исчезновения) повлекло рождение особого ритуала. Он заключался в том, что после принесения в жертву пленника в полночь на вершине горы и угасания всех огней воспламенялась дощечка с вращающейся на ней палкой. От этого пылающего костра бегуны зажигали сосновые факелы и несли в удаленные селения новый огонь, который поддерживал жизнь солнца и мира в течение следующего нового цикла протяженностью в 52 года.

Пламя очага племени майя выполняет функцию, идентичную пламени Агни: его свет является материализацией божественного духа, как свет свечи воплощает душу усопшего.

Северная Америка
[править]

В вигваме у американских индейцев огонь занимает сакральное, центральное место, это место расположения Великого Духа; помимо всего прочего, огонь является посредником между Богом и человеком.

В культуре индейцев Северной Америки огонь почитался как проявление Великого Духа, они считали костер символом счастья и процветания, а солнце называли Великим Огнем.

В мифах индейцев Северной Америки особенно част мотив похищения: оно приписывается койоту, лани, бобру, кролику, лисице, мускусной крысе, ворону, дрозду (животные, обычно выступающие в роли культурных героев).

Австралия и Океания
[править]

В одном из австралийских мифов (записанном в штате Виктория) говорится, что в давние времена единственным обладателем О. был зверёк бандикут, который тщательно скрывал его от всех, не расставаясь никогда с тлеющей головешкой. Другие животные держали совет: как бы отнять у него О.? Это взялся сделать голубь, неожиданно бросившийся на бандикута; но тот, чтобы помешать похищению, бросил головешку в реку. Сокол подхватил на лету головешку и отбросил на берег. От неё загорелась сухая трава, и люди узнали значение О. Другой рассказ (племя та-та-ти, штат Новый Южный Уэльс): водяная крыса жила на реке Муррей и в своей большой хижине хранила О., на котором жарила ракушки. Она никому не давала О. Но однажды, когда крыса собирала в реке ракушки, искра О. взлетела в воздух, и ее подхватил маленький сокол Киридка; он поджёг ею сухое топливо и сжёг и хижину водяной крысы, и часть леса; вот почему там теперь голая равнина. Люди же с тех пор научились добывать О. трением. Третий рассказ (племя Гипсленда): в древности туземцы не знали О., они ели сырую пищу и мёрзли от холода. А О. был у двух женщин, которые не любили туземцев и ревниво охраняли своё имущество. Один человек, любивший туземцев, захотел помочь им. Он вошёл в доверие к женщинам, делал вид, что увлёкся ими, кочевал с ними вместе, а однажды, улучив минуту, похитил горящую головешку, спрятал её у себя за спиной и ушёл к туземцам, передав им похищенный О. Туземцы и сейчас считают этого человека своим благодетелем, но теперь это не человек, а маленькая птичка с красной меткой на хвосте — след О.

В некоторых австралийских мифах происхождение огня связывается с солнцем: люди отбили от него кусочек и так получили огонь.

Иран
[править]

в маздаизме символом бога Света Ахура Мазды был огонь, а богом огня — Атар

В иранской мифологии огонь был Священным Центром персидского храма, меСтом божества и Божественным Светом в душе человека. Это также сила Солнца, символизируемая Атаром, божественным огнем в Небесах и в дереве. Он также ассоциируется с законом и порядком. В зороастризме семя человека и быка имеют источником огонь, а не воду.

В древнеиранской маздеистской (зороастрийской) религии О. выступает как сугубо священная стихия, как воплощение божественной справедливости, арты.


Символ доброго божества, рассматриваемый в качестве небесного существа, правителя мира, проявляющего себя через земное пламя и солнце, огонь почитался маздеистами. Культ вечного огня (вместе с приготовлением хаомы) был центральным пунктом их религии.

Служитель культа" высекавший огонь с помощью священных палочек (баресма), накрывал свой рот тканью (паном), чтобы его дыхание не осквернило священное пламя.

Этот культ исповедовали в Индии парсы и гебры, для которых огонь был вечной сущностью всех действующих сил, а кроме того — лампад святилищ всего мира

В парсизме, или зороастризме (вероучение Зороастра, или Заратуштры), огонь священен, культ огня является центральным.

Индуизм
[править]

индо-арийский Агни (огонь), как огонь жертвенный, был посредником между богами и людьми

У индусов огонь — трансцендентный свет и знание, жизненная энергия мудрости. Огонь также идентифицируется с силами разрушения, освобождения и восстановления, послушными Шиве. Колонна пламени и вздымающийся дым ведического бога огня Агни олицетворяет ось мира. Будучи огнем, Агни связан как с плодородием молнии, приносящей дождь, так и с домашней печью. Пламя изображается золотыми зубами Агни, острым языком и лохматыми волосами; он скачет на солнечном олене, держит топор, веер и кузнечные мехи; рожден от дерева. На ведическом огненном алтаре зажигаются три огня на Юге, на Востоке и на Западе, олицетворяющие Солнце и Небо, эфир и ветры, и Землю. Черный, ужасающий аспект огня символизируется Кали (Дургой), которая является также всепожирающим Временем; обычно изображается в виде черной или красной фигуры с длинными клыками и языками огня, держащей атрибуты её мужа Шивы: трезубец, меч, барабан и сосуд с кровью. Разжигание огня — это воспроизведение акта творения, интеграции и воссоединения посредством жертвоприношения. Кольцо пламени вокруг Шивы олицетворяет космический цикл творения и разрушения. Огонь как жизненное пламя — это Кришна: «Я огонь, помещенный в телах всех живущих» (Бхагавад Гита).

в ведийской мифологии Агни («огонь») — один из великих богов (хотя в «Ригведе» обращение к нему молящегося как к живому существу, богу, ничуть не мешает описанию священного О. как простого материального пламени).

В индуизме вместе с Агни огонь воплощает тройной аспект: порождающий, очистительный, разрушительный, в образах огней небесных, наземных, космических, магических и ритуальных, в огне ярости и процесса пищеварения. Огонь представляет здесь интеллектуальное озарение, волю к победе воинственного разрушителя. Небесный огонь: гром и молния — атрибуты Индры, военная и мирная (земледельческая) силы, а тепло, высвобождаемое огнем, ассоциируется с Сурьей (древнеиндийское солнечное божество).

Буддизм
[править]

В буддизме огонь олицетворяет мудрость, сжигающая всякое невежество. Огненная колонна является неиконическим символом Будды.

В буддизме огненный столп — один из символов Будды, а свет огня — метафора мудрости.

Для тантристов огонь является мужским символом, а очаг — женским.

Поскольку огонь вынуждает все воспламененное им перейти из грубого и вещественного состояния в высшее, тантристы приравнивали его к восхождению кундалини, жизненной энергии, протекающей вдоль центров позвоночного столба (чакр), которые способствуют постепенной трансформации семенной энергии в энергию духовности.

Даосизм
[править]

Даосские алхимики прикладывали тепло, выделенное огнем в контакте с материей, к центру человеческого сердца, внутреннему горнилу, анатомически локализованному в солнечном сплетении.

Библия / Ветхий Завет
[править]

«Гора же Синай вся дымилась от того, что Господь сошел на нее в огне» (Исход 19: 18). «И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста. И увидел он, что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает» (Исход 3: 2). «… придет Господь в огне, и колесницы Его — как вихрь, чтоб излить гнев Свой с яростью и прещение своё с пылающим огнем» (Исайя 66: 15). Говорил Господь-Бог Моисею: «А огонь на жертвеннике пусть горит не угасает; и пусть священник зажигает на нем дрова каждое утро, и раскладывает на нем всесожжение, и сожигает на нем тук мирной жертвы. Огонь непрестанно пусть горит на жертвеннике и не угасает» (Левит 6: 12—13). Наказ Бога касался всего, что относилось к огню — вплоть до того как, когда и каким образом следует приносить жертву. В пути от Синая до Кадета, где израильский народ осмелился роптать на свою долю выходцев из Египта, где им жилось хоть и тяжко, но порой сытно, Господь-Бог разгневался и сжег огнем часть становища… В другой же раз Яхве как раз сделал огонь бессильным — для еврейских юношей и товарищей Даниила: Сидраха, Мизаха и Авденаго, которых вавилонские язычники хотели сжечь в печи — но сам всесильный царь Навуходоносор был посрамлен, когда еврейские юноши вышли из пламени совершенно невредимыми (Даниил 3: 1-97).

Иудаизм
[править]

У евреев огонь означает божественное откровение и глас Божий. «Господь Бог твой есть огнь пожирающий».

Гностицизм
[править]

Согласно гностикам, огонь связан с размножением: в человеке Огонь, источник всего сущего,— первопричина творческого акта человека. Этот огонь, как и первобытный, един и проявляется двояким образом: у мужчин это горячая и красная кровь, которая становится спермой; у женщин кровь превращается в молоко.

Христианство
[править]

Огонь — атрибут святых Барнабы, Флориана, Льва из Шартра.

очищение и наказание (в Аду и Чистилище у христиан).

В Британии и Ирландии этот день приходился на 31 ноября — шла так называемая «Святая неделя», когда огромные костры зажигались на вершинах гор и холмов. В пасхальную же неделю зажигались круги из костров, над которыми читались молитвы, особенно в последнюю, субботнюю ночь. В ночь Великой субботы перед католическими соборами разжигались особенно большие костры. Характерно, что огонь для них высекался древним способом — из камня.

Серафимы (на древнееврейском означает «огненный») — были участниками «ангельских хоров», которых называли: «ангелами любви». Пластические изображения, символизирующие ипостаси Бога в различных библейских сценах, нередко представляли Его именно, как огонь. В этом случае, для большего понимания со стороны верующих, вписывали в пламя знак Яхве — тетраграмму, и иногда — равносторонний треугольник.

в раннем Средневековье, существовало поверье, что огонь родится из лона колдуний.

В христианстве огонь олицетворяет религиозное рвение и мученичество. «Языки огня» означают пришествие Святого Духа, глас Божий, божественное откровение; эмблема святого Антония Падуанского.

Огонь (Пламя). Огонь символизирует как муки, принятые за веру, так и религиозный пыл. Языки пламени являются атрибутом Св. Антония Падуанского, святого, дающего защиту от огня. Св. Лаврентия, который был сожжен на железной решетке, иногда изображают в горящей тунике. Огонь может служить атрибутом, означающим духовные стремления таких святых, как Св. Антоний Великий и Св. Агнесса. Иногда олицетворением самого огня служит чудовище, изрыгающее языки пламени, или саламандра, которая, согласно легенде, может жить в .огне, не обжигаясь им. На изображениях Пятидесятницы языки пламени на головах апостолов означают сошествие Святого Духа. Плайя также может выступать в качестве символа адских мук. (См. Сердце, глава IV.)

В христианском искусстве огонь — высшее испытание добродетели и веры; пылающее сердце — эмблема некоторых святых, таких, как святой Августин и святой Антоний Падуанский. Уверенность, что огонь может очищать от зла, привела к зверствам инквизиции в средние века, В иудаизме огонь также считается символом воздаяния или защиты от зла: ангелы с огненными мечами охраняли потерянный рай.

Символизм огня, связанный с воскрешением, персонифицирован образами птицы Феникс и саламандры и проявляется в пасхальных ритуалах римской католической церкви и православных церквей, во время которых свечи торжественно гасят и затем возжигают «новым огнем».

в виде языков пламени одухотворил в первую Пятидесятницу апостолов

В огне чистилища, по католическому вероучению, верующие освобождаются от позора несмертных грехов.

При совершении церковных треб: венчании, крещении, причащении и т. д. Свечи играют важную символическую роль носителей божественного света.

Ислам
[править]

В исламе огонь и пламя — это свет и жара, божество и преисподняя.

Астрономия/логия
[править]

Огонь в астрологии связан со знаками Зодиака: Бараном, Львом и Стрельцом.

Алхимия
[править]

Г. Башляр упоминает о представлении об огне у алхимиков как о «стихии, действующей в центре всех вещей», как об объединяющем и стабилизирующем факторе. Парацельс указывал на параллель огня и жизни, питающихся друг от друга, чтобы не погибнуть.

В алхимии огонь — центральный стабилизирующий и унифицирующий элемент. «Действие начинается огнем и кончается огнем» (ибн Бишрун).

Огонь в алхимии: одна из ипостасей праматерии, способной превращать неблагородные металлы в золото и серебро. Символ: треугольник.

Алхимики использовали, в частности, Гераклитово понятие огня как «деятеля превращений», поскольку все вещи возникают из огня и в него возвращаются. Это семя, воспроизводимое каждой последующей жизнью (и поэтому связываемое с либидо и плодовитостью) (57). В этом смысле — как посредник между формами исчезающими и формами создающимися — огонь, подобно воде, является символом преобразования и перерождения.

Магия
[править]

По закону аналогий на Западе огонь соответствует Овну, сухости, теплу, планете Марс, красному цвету, мужскому началу, духовности, радости (огонь веселья и задора).

Традиция новогодних огней происходит из обрядов магии, она символизирует возвращение солнечного света и тепла. В Европе с подобными целями гоняли через поля лис (которые также ассоциируются с огнем) с привязанными к их хвостам факелами.

Гадания
[править]

Огонь в гадании по снам: просто горящий — угроза от врагов; пожар — большая радость; гаснущий — чья-то смерть; зажигание огня — возникновение важной идеи, замысла; с дымом — ссора; без дыма — радость.

Геральдика
[править]

Огонь в геральдике: Дух борьбы, схватки, порыв.

Эмблематика
[править]

Искусственный огонь, который горит в воде. Посредством искусства удалось примирить противоположности. символ демонстрирует, что даже противоположные по отношению друг к другу вещи можно до известной степени примирить между собой с помощью искусственных приспособлений. И тем не менее, никакое искусство неспособно примирить порок с добродетелью. [EMSI 43-5,с.289]

Ветер, раздувающий огонь Он зажигает) или оживляет его. символ олицетворяет могущественное воздействие Святого Духа, приносящее в сердце человека свет, оживляя его и побуждая устремиться к Господу. [EMSI 50-6,с.318]

Огонь на алтаре Вечен, потому что чист. Священный и чистый огонь религии не погаснет вовеки, а все прочие, берущие своё начало от чувственности и плотских желаний, долго не просуществуют. [EMSI 52-3,с.325]

Оккультизм
[править]

В мистической традиции огонь часто символизирует союз с богом, хрупкость человеческого существования, конечность всего сущего. Отсюда и идея о негаснущем духовном огне, которую по-своему выразил У. Б. Йитс в поэме «Плавание в Византию» (1927): «Мудрецы, стоящие в святом огне Господа».

Психология
[править]

Кража огня Прометеем или уход в него Эмпедокла — две концепции, указывающие на основополагающий дуализм человеческой ситуации. Средний путь заключается в получении удобства посредством материального использования выгод, даваемых огнем. Но огонь — это сверхогонь. Он охватывает как хорошее (жизненное тепло), так и плохое (разрушение и сожжение). Он предполагает желание уничтожить время и привести все вещи к их концу. Огонь является архетипическим образом явлений в себе (1).

Сон, в котором присутствует огонь, имеет особое значение; такие сны обусловлены большими психическими энергиями и свидетельствуют о насыщенной и богатой жизни индивида, но указывают также и на опасность. Если большой светлый огонь выражает зарождение нового чувства, то пожар означает, что в душе бушует некий огонь… огонь разрушения. Поэтому сновидец должен быть гораздо более осмотрительным и внимательно наблюдать за тем, откуда несёт «гарью».

В психологии символов отмечается тесная связь огня и очага (средоточие дома и семьи), приготовления пищи и плавления металлов с таким поэтическим образом, как «сердечный пыл». «Если во сне кому-то видится, что он близок к некоему большому огню, кто зрит сияние огня, исходящее с неба, тот близок власти божества» (Эппли), однако «и огонь страстей, и огонь идейной восторженности — все это пламя, в котором можно сгореть».

Искусство
[править]

Средство испытания веры или невинности: младенец МОИСЕИ (2); трое в раскаленной печи — ДАНИИЛ; ФРАНЦИСК АССИЗСКИЙ (5) перед сарацинами; КУНИГУНДА; СУД ОТТОНА. Сжигание костей — ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ (10); книг — ПАВЕЛ, апостол (9); змея, обвившая кисть руки человека, которую он стряхнул в костер, — ПАВЕЛ, апостол (11); мученик на решетке на огне — ЛАВРЕНТИИ. Горящий куст — МОИСЕИ (5); горящее бревно, брошенное в огонь, — МЕЛЕАТР; горящие одежды надевает ГЕРКУЛЕС (24), реже ЛАВРЕНТИЙ; фигура, прикованная к огненному колесу, — ИКСИОН. Горящий город: Иерусалим — ИЕРЕМИЯ; Троя — ЭНЕЙ (1), ТРОЯНСКАЯ ВОИНА (8), Содом и Гоморра — ЛОТ. Макет горящего здания — атрибут АГАТЫ. Огненный шар над головой епископа, служащего мессу, — МАРТИН ТУРСКИИ. Ангелы, выносящие душу из пламени Чистилища, — ГРИГОРИЙ ВЕЛИКИЙ (2). Алтарный огонь, который охраняет женщина, — ВЕСТАЛКА.

Ad vocem
[править]

Огонь и вода — необходимые стихии для существования жизни. Отсюда возникла своеобразная бытовая и юридическая формула: «Лишить огня и воды» (лат. Aqua et igni interdicere), что означало: полностью исключить приговоренного из реальной жизни.

«Полезна человеку мощь огня, но только там, где человек не даст ей воли» («Песнь о звоне» Ф. Шиллера). Присловье: «Огонь и вода хорошо служат, пока они не хозяева!» «Играть с огнем» — легкомысленно относиться к вопросам жизни и имущества.

Латинское выражение: «Ferra et igni», то есть «огнем и мечом» — война и пожары. Отсюда название трилогии польского классика Г. Сенкевича. Пифагор в своё время изрек: «не разгребай огня мечом», то есть не дразни разгневанного человека.

«Огненный крест» был порожден неосторожным выражением Иоанна Крестителя, что Иисус будет крестить не водой, а Святым Духом и огнем (Евангелие от Матфея 3: 11).

Священнослужитель Елеазар цитирует заповедь Закона, который Яхве дал Моисею: «Золото, серебро, медь, железо, свинец и олово, и все, что может проходить сквозь пламя, следует испытывать, чтобы узнать их чистоту».

«И если соблазняет тебя рука твоя, отсеки ее; лучше тебе увечному войти в жизнь, нежели с двумя руками идти в геенну, в огонь неугасимый» (Евангелие от Марка 9: 43).

«Так опустеет дом нечестивого, и огонь пожрет шатры мздоимца» (Иов 15: 34).

«И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни» (Бытие 3: 24).

«Слово Мое не подобно ли огню, говорит Господь, и не подобно ли молоту, разбивающему скалу??» (Иеремия 23: 29).

Огонь святого Антония, то есть «Антонов огонь» — острое эпидемическое заболевание, рожистое воспаление кожи — впервые зафиксировано в 1089 году.

Огонь Святого Эльма (от св. Эразмуса) — покровителя парусного судоходства. Так называют электрические разряды на верхушках корабельных мачт.

Огонь греческий — античный огнемет, который выбрасывал из труб самовоспламенявшуюся жидкость. Тайное оружие Византии, появившееся в 673 г. Подобное средство применял Чингиз-хан, и это был жир, выплавленный из пленников…

Огонь блуждающий — огоньки от болотного газа, в Средние века им придавали мистическое значение.

Огненное искусство — пиротехника, устройство фейерверков.

« Огненная вода» — алкоголь.


Литература
[править]

Лит.: Токарев С. А., К вопросу о значении женских изображений эпохи палеолита, «Советская археология», 1961, No 2; Frazer J. О., Myths of the origin of fire, L., 1930; Kuhn Ad., Die Herabkunft des Feuers und des Gуttertranks, В., 1859.

С. А. Токарев

  • Одноимённая статья в MNME

Иллюстрации
[править]

Двух доминиканцев сжигают за сатанизм. +равюра на дереве. Женева, 1549 г.

Ритуальное добывание огни вращением в -ревней Мексике. Кодекс =уталл

Огненное жертвоприношение пророка Lлии перед жрецами Tаала. Lллюстрация к +иблии +ольбейна Младшего, 1530 г.

Бог огня Хьехьетлотль с печью 11С1 голове,

Три короны, окружающие земной шар, символизируют разных царей, которые, каждый па свой лад, поклоняются единому высшему трансформирующему огню. (Иллюстрация из алхимического трактата, XVII век.)

Примечания и комментарии
[править]