Небо

Материал из Энциклопедия символики и геральдики
Перейти к: навигация, поиск

00-03-606-000.jpg Небо в образе коровы

Небесная сфера

||| ???

— Так называют геометрическое построение, употребляемое в сферической астрономии для решения разных практических вопросов. Внутри шара через его центр проводят прямые, параллельные рассматриваемым направлениям в пространстве; соединив затем точки встречи этих прямых с поверхностью шара дугами кругов, получают сферические фигуры, решаемые по формулам сферической тригонометрии.

В. В. В.

Небесный свод

||| ???

— видимое небо, представляющееся приплюснутым полушаром голубого цвета. Этот цвет объясняется тем обстоятельством, что частицы земной атмосферы имеют свойство отражать голубые лучи преимущественно перед всеми другими; так как частицы атмосферы находятся на весьма различном и значительном расстоянии от наблюдателя, и глаз не в состоянии заметить различия этих расстояний, то все они кажутся на одинаковом расстоянии и Н. свод представляется полушаром. Приплюснутость же его объясняется обманом зрения: в горизонтальных направлениях лучи зрения встречают множество промежуточных предметов, сознание присутствия которых отдаляет небо от глаза, тогда как в направлениях, близких к вертикальным, никаких промежуточных земных предметов не имеется и частицы атмосферы кажутся ближе.

В. В. В.

Небо

||| ???

Рис. 110. Богиня Неба Нут склоняется на миром, сотворяя и упорядочивая все вещи, но сохраняя при этом своё трансцендентное положение. (Египет.)

Небеса. Означают трансцендентность, бесконечность, высоту, царство блаженства, высшую власть, порядок во Вселенной. Боги Неба — это обычно Творцы. Они всемогущи и всеведущи и символизируют космические ритмы. Это стражи Закона. При матриархате небесные божества обычно женского пола, иногда боги Неба бывают бесполыми. В индуистской символике Небо — это сито, через которое выдавливается сок Сомы, падающий в виде дождя, оплодотворяющего земли и сопровождающийся громом и молнией. Небо и земля олицетворяют дух и материю и, как правило, отцовское и материнское начала, за исключением символизма Египта, Океании а также тевтонской символики, где ситуация противоположная. В ритуальной архитектуре Небеса изображаются сводом, ступой, чортеном, либо центральным отверстием в шатре, навесе и сакральной постройке. Повсеместно они изображаются синим цветом, но иногда черным. На Дальнем Востоке Небеса символизируются драконом, а земля — белым тигром, а также дымкой и горой, конем и быком.


Раздел: Космология / Пространство Синонимы: Небеса Смотри: -- Смотри также: --- Этимология: --- Повсеместно связывалось со сверхъестественными силами; символ превосходства, властных полномочий, духовного просвещения и вознесения. Оплодотворяющее действие солнца и дождя, вечное сияние звезд, луна, влияющая на приливы и отливы, разрушительная стихия шт орма — все это стало причиной того, что небо почиталось как источник космической силы. Кроме нескольких исключений (в древнегреческой мифологии), небо — мужской символ (в Китае — «ян»). Согласно некоторым мифам, небу пришлось отделиться от земли, чтобы на поверхности последней зародилась жизнь. В большинстве традиций на небе располагалась область, через уровни которой души возносились к абсолютному свету и покою.

У многих народов означает как сферу облаков и созвездий, так и место обитания бога, божеств, «чинов небесного воинства», а также место загробной жизни умерших праведников. T этом понятии метеорологические, астрономическо- астрологические и теологические наблiдения и спекуляции совмещаiтся с размышлениями о возникновении и становлении космоса. В мифах творения многих древних культур рассказывается о некоем праисторическом единстве неба и земли то ли в виде смешения в хаосе, то ли в виде процесса соития небо-женщины (-мужчины) с землей-мужчиной (-женщиной), которые разъединены были только для сотворения места для воздуха и человека. Небу отводилась роль объекта религиозного почитания, ибо сверху исходят свет и жизнь; небо нередко символизировало само божество. iачастуi небо трактовалось как твердый купол, на котором обитаiт божества небесных светил и звезд, совершая пути свои и наблiдая сверху за лiдьми и, в зависимости от поведения последних, посылая им живительные дожди, засуху или молнии. iо +иблии, небо — престол +ожий, к которому возносится также и -ристос после воскресения. Согласно библейским представлениям, небо разделено на уровни (евр. шамайим, мн. число) в виде заключенных друг в друга небесных сфер, в рамках которых обитают представители той или иной ангельской иерархии (по чину ангельскому), о которой писал — Дионисий (Псевдо-Донисий) Ареопагат (ок. 500). Строение церковных куполов, нередко украшенных красочными изображениями небесного мира, является символическим обозначением того, что трактуется как мир +ожий: вход в храм — небесные врата, а все здание символизирует тронный зал +ожий (престол) или «небесный Lерусалим». -вно врожденная человеку символика верха/низа («он воздымает главу своi к звездам, а ноги его погрязли в прахе земном») приводит к этической дуалистической системе, в которой полярной противоположностьi «доброму» небу постулируется «злая» преисподняя (Lд). T древнекитайской картине мира небо является символом полновластия рока (фатума), охватываiщего все события повседневной жизни человека. Iекинский храм неба является архитектурным выражением намерения создать подобие определённой гармонии между этими двумя уровнями, в котором император является носителем небесного авторитета. T «iниге песен» говорится: «T храме неба обитает почтеннейший император-owei/. +н преклонился в неподвижном центре срединной империи. +н возглашает: тернии и бурьян преданы огнi во владениях моих. Lхоженные поля даiт богатый урожай. iакрома наши полны — я возношу жертвенные дары всемогущему небу… iолокола, барабаны и флейты празднуiт сотворение жертв». Lмператор +жао (ок. 100 до н. э.) произносил следуiщуi молитву: «Tысокочтимое небо, с высоты властвуiщее, окутываiщее землi, придаiщее жизнь и течением вод управляiщее! Tысокочтимое небо, о, вечное! -, первейший из лiдей, император +жао, благодарi тебя за все благодеяния. iлодоносная земля, которая правится небом, солнце и дождь придаiт роста дарам твоим…» iак следует из сказанного, в этой картине мира нет никакой «внеземной» или «потусторонней» символики, здесь наличествуiт хотя и возвышаiщиеся над лiдьми, но, будучи опосредованными персоной императора, вторгаiщиеся в их бытие, сферы высочайшеi авторитета для земных занятий. iазброс толкований понятия «небо» на iападе хотя и сопровождается ради доступности часто земными житейскими атрибутами, но превышает при этом всi возможнуi красоту земли до беспредела, перенося её на небо и представляя небо своего рода запредельной конечной цельi пилигримов земли. =ебо в сугубо духовном возвышенном изображении — без купола небосвода с тучами и звездами и кажущихся странными с земной точки зрения радостей запредельного мира — появляется только в порядке исклiчения. +дин из примеров совершенно наивного представления о благословенной небесной стране содержится, в частности, в «iолотой легенде» Lакова Tорагинского (ок. 1270). +резящий видел « прекрасный луг… с ухоженными цветами, в листьях деревьев веял нежный ветер отчего они издавали сладкий звон и источали тонкий аромат. Tам были плоды, приятные на вид и нежные на вкус; там были скамьи из золота и самоцветов, сверкали ложа для отдохновения, устланные дорогими покрывалами. Tам журчали прозрачные ручьи. iатем он был доставлен в самый город, стены его были из звонкого золота, излучавшего свет несказанной ясности. iаздалось пенье небесных хоров, которое никогда не достигало уха человеческого на земле, и некий глас произнес: iто город блаженных!» T противовес этой наивной символике, представления, содержащиеся в произведении «+ делах +ожьих» св. -ильдегард +ингенской (1098—1179), носят духовный характер: «=ебесами именуется и то, что, лучась от света Tика +ожия как блики огня, через +ога врагов +го побеждает. Tоздавши небеса и землi, рассадил он посреди вселенной человека… +осподь поставил престол Tвой на небесах, и царство +го всем обладает (iс 102:19). Tлово сие должно понимать так: Tын +ожий… уготовляет престол Tвой на небесах гак же. как мысль человека скрепляет орудие действия его по хотениi его… iосему преосуществляется царствие +i во всем: яко на земли, и на небесех». iонятие неба здесь четко отличается от «фирмамента» (то есть реально ощущаiщегося «купола небес»), что «силоi светил словно под замок заклiчен, так же, как и человек дом свой на замок запирает, дабы он не был разрушен… Lирмаменг здесь есть престол всякой красоты, и именно земли, которая есть в ней». Tо многих религиозных системах понятия «неба» и «рая» также различаiтся, причем небо представляется царством духовным, а возрожденный после Tтрашного суда рай — новым земным эдемским садом. T качестве примера, взятого за пределами +вропы, можно привести, пожалуй, iеру. + том, как понимали мироустройство там — правда, уже ко времени колонизации, — инка +арсиласо де ла Tега (1539—1616) сообщает следуiщее: «=ебо они назвали +анан iача, что означает „верхний мир“, в который, по их мнениi, попадаiт лiди добрые в плату за своi добродетель. +урии iача назвали они мир порождения и разрушения, что означает „нижний мир“. Lру iача назвали они средний пункт земли, что означает „мир среди других“, в который, как они считали, вступаiт лiди злостные: и чтобы было более понятно, дано ему было еще одно имя ?упайя +уасин, что значит „дом дьявола“… +ни считали, что согласие в „мире верхнем“ означает жизнь в покое и освобождение от забот и печалей этой жизни… Tсяческие наслаждения, умиротворение, все радости предписывали они тем, кто вел себя хорошо. =е удовлетворение плоти причисляли они к наслаждениям другой жизни (после смерти), но беззаботное парение духа и от плотских печалей свободное успокоение телу». iонечно, встает вопрос, не сказалось ли здесь миссионерское влияние на представления потомков инка о мире. Tем не менее перуанскому тексту имеiтся древнеегипетские параллели, в которых называiтся «неземные удовольствия в потустороннем мире», 410 можно видеть, например, по диалогу из египетской «iниги мертвых»: «Tы будешь жить в сердечном согласии. — =о там нет удовольствий соития. — — дам тебе просветление вместо воды, воздуха и совокупления и мир в сердце твоем вместо хлеба и пива» («iнига мертвых», -онделингер. 1987).

Предгрозовое небо Берегитесь виновные и покайтесь … Трепещи, пегодный, Если на совес ти твоей тайные преступления, Ненснравленные правосудием Укрывайте свои кровавые руки И ты, несправедливый, и ты, кровосмеситель, Скрывающиеся под мае кои благочестия Трепещи и ты, песчастпыи, Под личиной благочестия, Покусившийся на человеческую жизнь Уж близко вречя, И преступленья ваши сбросят маски, Ил скрывавшие, и закричат, Моля пощады у суровых судей [EMSI 47-1,с.305]


Облачное небо со звездами. символ добродетели, которую не затмить. [EMSI; табл.14-9, с.162]


Люк Бенуа так передает отрывок о небе из «Чхандогья Упанишад»: «Сначала Вселенная была несущей. И вот она стала сущей. Она росла и. образовала яйцо, год пролежавшее неразбитым. И вот оно раскололось. Из двух его скорлупок одна была серебряной, а другая золотой». Последняя и была небом, тогда как первая стала землей. В индуистской архитектуре эти две половины представлены алтарем и ступой (6). Данный миф, как видно из вышеизложенного, создавался на основе сочетания формальных, внешних аналогий. Небеса везде, за исключением Египта, считались частью мужского или активного элемен та, связанного с понятием духа и числом три, в то время как земля ассоциировалась с женским, пассивным или материальным элементом, числом четыре. Мирча Элиаде замечает по поводу символики неба, космический аспект которой не получил серьезного развития в силу малой абстрактности первой: лазурь небес — пелена, скрывающая божественный лик. Облака — его одеяния. Небесный свет — масло, которым он умащивает своё необъятное тело. Звезды — его глаза (17). У восточных народов небесный свод ассоциировался с палаткой кочевника (довольно оригинально для представлений о земле и небе), поскольку они полагали, что трехмерное пространство лишь своего рода колпак, не дающий Человеку проникнуть в тайну иного мира. Таким образом, небесная сфера перестает быть просто вместилищем и приобретает значение гипер-пространства — или, точнее, транс-пространства. Небо предстает в зловещем аспекте в мифе о вселенной катастрофе, которую, очевидно, имел в виду Уильям Блэйк, говоря о «злой религии звезд» (3). Следует также учитывать, что уже в древнейших воззрениях небо разделялось на семь уровней, в силу тенденции примитивной логики помещать каждое божество или группу божеств в обособленную пространственную зону — тенденции, предвосхищающей теорию гравитации и гравитационного поля, законы органических структур и определяющей саму сущность взаимоотношений качественного (прорывного) и количественного (непрерывного). Китайский символ неба: отверстие в центре круга означает путь к трансценденции.

Цзю тянь - девять небес

ИЛЛЮСТРАЦИИ


•Пара львов со знаком восхода солнца, над ними иероглиф «небо». [mles-Акер]

Небесные сферы и слагаемые имени +ожьего. iоберт Lлудд, 1617 г.

iмблема на меди. T. X. фон -охберг, 1675 г. • Астролог, наблюдающий небесные тела.

Он всматривается в купол ночного неба, на котором видны символы десяти основных планет и звёзд. [dkes]


/ Иллюминированный манускрипт / Персия / XIV в. / — / © / [dkes с.хх]


Предгрозовое небо //Берегитесь виновные и покайтесь … Трепещи, пегодный, Если на совес ти твоей тайные преступления, Ненснравленные правосудием Укрывайте свои кровавые руки И ты, несправедливый, и ты, кровосмеситель, Скрывающиеся под мае кои благочестия Трепещи и ты, песчастпыи, Под личиной благочестия, Покусившийся на человеческую жизнь Уж близко вречя, И преступленья ваши сбросят маски, Ил скрывавшие, и закричат, Моля пощады у суровых судей [СЭ-II,таб.47-1,с.305]

Облачное небо со звездами. символ добродетели, которую не затмить. [Эмблемата-2; табл.14-9, с.162]

МНМ
[править]

В мифологии важнейшая часть космоса. Н. — это прежде всего абсолютное воплощение верха, члена одной из основных семантических оппозиций (см. Верх и низ). Его наблюдаемые свойства — абсолютная удалённость и недоступность, неизменность, огромность слиты в мифотворческом сознании с его ценностными характеристиками — трансцендентностью и непостижимостью, величием и превосходством Н. над всем земным; Н. простерто над всем, всё «видит», отсюда его всеведение; оно внешне по отношению ко всем предметам мира, поэтому оно — «дом» всего мира. Иногда Н. является женским началом, матерью (ср. Адити, Нут и др.), но чаще оно — мужское, плодотворящее начало (дождь). Как податель тепла и влаги Н. — активная творческая сила, источник блага и жизни: воздух, облака, туман, наполняющие Н., представляются субстанцией человеческой души-дыхания, и при параллелизме микро- и макрокосма Н. оказывается душой универсума, воплощением абсолютной «духовности».

В космогонии появление Н. описывается как расчленение хаоса, выделение верха и низа, то есть Н. и земли. Их слитность передаётся в мифах также как священный брак Н.-отца и земли-матери. В космогоническом акте первозданный хаос, который имеет облик чудовища, хтонического или водного, либо сам порождает Н. и землю (в более архаичных космогониях), либо последние создаются из него демиургом (в развитых мифологиях, таких, как семитская, и в некоторых версиях ведийских мифов); ср. Мардук, Тиамат, Гуйму, Намму. Во многих мифах Н. само по себе или вместе с землёй происходит из яйца мирового (одного или нескольких). Первозданная близость Н. и земли находит отражение в австралийских мифах, где герои заходят на Н. случайно — поднявшись на гору, или получает комическую обработку в африканских мифах о старухе, которая толкла ямс и задевала Н. пестом (ашанти) или отрезала от Н. кусочек для стряпни (касена).

В отделении Н. от земли участвует божество воздуха, демиург или сам бог Н. (ср. Ан, Энлиль, Шу, Кронос, Пань-гу, Индра). Если в космогонических мифах персонаж, который отделяет Н. и землю, действует активно (напр., мифический предок алтайцев вставляет между Н. и землёй стрелу, чтобы они вновь не сомкнулись; Индра утверждает Н. на столпах и т. д.), то в космологических описаниях присутствует персонаж, который является опорой Н.: Атлант, хеттский Убеллури и др. Пань-гу сочетает в себе черты активного деятеля космогонии и персонифицированной мировой вертикали (древа мирового): он рос и по мере его роста Н. всё дальше уходило от земли. Разнообразна мотивировка отделения Н. от земли: ссора космических супругов (Геба с Нут, Геи с Ураном), уход от земли Н., оскорблённого жителями земли (в африканских мифах они вытирали о близкое Н. грязные пальцы), напуганного или вытесненного людьми, и др.

В космологических описаниях отмечается материал небесной тверди. У индейцев суньи — это камень, у жителей островов юга Тихого океана — голубой камень; представление о каменном Н. (Акмон) существовало и у древних греков, но было вытеснено представлением о металлическом Н. В финикийской мифологии Н. — голубой ковёр с блёстками. В «Авесте» Н. уподобляется дворцу из небесного вещества; в арабо-мусульманской традиции описываются многоярусные небеса из драгоценных, блестящих, сверкающих материалов: золота, хрусталя, жемчуга, смарагдов; в «Чхандогья-упанишаде» (III 19, 1) Н. — золотое яйцо (земля — серебряное).

Наиболее простое представление о форме Н. — это представление о Н. как шатре, шалаше, палатке, куполе, который образует стены и крышу над полом-землёй. По некоторым вавилонским мифам, ветви мирового дерева, спускаясь к морю, которое окружает землю, образуют небесный свод. Мир по типу дома может быть также кубическим, как у семитов. Опоры находятся в центре мира или по четырём его углам; иногда они представляют собой горную гряду или ряд столбов, своего рода ограду (напр., в буддийской космографии). На опоры положен «потолок» в виде плиты или свода. Образ Н. может иметь много вариантов даже внутри одной мифологии. Так, в «Ригведе» земля и Н. — два колеса на концах оси (X 89, 4) или два камня, между которыми Индра зажёг огонь (II 27, 15), два сосуда или две чаши (X 44, 8), сложенные открытыми частями друг к другу.

Н. представляется не только как твёрдая оболочка и крыша мира, но и как огромная жидкая масса — «хлябь небесная», поддерживаемая над землёй твёрдым (иногда прозрачным) веществом. В шумерской мифологии первозданный океан — богиня Намму окружает порождённые ею Н. и землю, в библейской космогонии в акте творения первичная вода раздвигается, образуется верх и низ и океан мировой помещается над сводом небесной тверди, через окна-отверстия в которой небесные воды орошают землю дождём. В вавилонской мифологии небесный океан создаёт под землёй водную бездну преисподней. Звёзды и светила либо прикреплены к тверди, либо плавают по небесному океану (ср. Нут и бога солнца Ра). Дождь, благодетельная сила всеоживляющей влаги — атрибуты небесного бога дождя и грозы. Небесные воды связываются с морем и реками, которые имеют истоки на Н. (в греч. мифологии «все реки от Зевса», шаманские реки имеют истоки на Н.). С представлениями о мировой горе связано представление о Н.-горе или Н. на горе. Мировая гора или держит на своей вершине Н., или вершина её есть Н. как место обитания богов (ср. Олимп, горы, на которых живут чёрный Нгаи масаев и Тлалок ацтеков, Брахмалока на вершине горы Меру), или гора и есть Н., так, в зороастризме сохранено представление о Н. как семи прозрачных горах — одна внутри другой. В архаических представлениях эвенков Н. и гора совпадают. В развитых мифологиях небесная гора сопоставляется с земной горой как своим образом. Так, «многовершинный Олимп» есть поверхность небесного свода, а земной Олимп — это его образ. Всякий холм и возвышенность — репрезентанты Н.; на горе почитается бог Н., человек встречается с богом (ср. Моисей на горе Синай). Гора — образ верха и высоты, но не абсолютного верха, как H., a как бы медиативного — пути наверх, в высоту на Н.

Представления о многоуровневом Н. распространены в мифологиях всего мира. В скандинавской мифологии ветви мирового дерева образуют различные небеса, где живут боги. Халдейская астрология знает трёхсферное Н. и семисферное Н., сохранившееся в мусульманской традиции. В ведийской мифологии наряду с «тремя сводами» или «тремя крышами», которые держат три бога, известны представления о семи мирах или этажах мира. В джайнской мифологии эта конструкция доходит до 63 небес. Иерархия этих небес отражает и ценностную иерархию мифологического мира. Определённые сферы жизни зависят от определённых небес. Так, у якутов с «сумасшедшего Н.» (мекерикте халлан) приходят духи, вдохновляющие экстаз шамана. Разнокачественность небес выражена и в представлениях африканского племени бамбара (см. в ст. Фаро). В мифах народов Центральной Америки 9 или 13 небес, симметричных такому же числу этажей преисподней.

В буддийской мифологии небеса представляют собой последовательные ступени возрастания божественного блаженства; по мере повышения «этажа» постепенно исчезают чувственные радости, уступая место духовным наслаждениям вплоть до растворения в нирване (аналогично этапам йогической аскезы). Таким образом, Н. — своего рода путь странствия души, что является модификацией архаического мотива странствия на Н.

Путешествие героя на верхнюю землю, пребывание его у небесного народа — одна из главных сюжетных схем мифологии, героических сказаний. Герои австралийских мифов заходят на Н. почти случайно, так как Н. близко. Полинезийский герой Мауи без труда достигает десятого Н. В развитых мифологиях на Н. попадают чудесным образом — по лучу, радуге и т. п., это подвиг или знак избранности (ср. вознесение Еноха). Разрушение вавилонской башни или постройки, которую пытались возвести, чтобы добраться до небесного бога Ньямбе, как и другие варианты мифа о пресечении связи Н. и земли, видимо, являются трансформацией космогонического мифа о разделении Н. и земли. На краю света сохраняется первичная близость земли и Н. Вход на Н. прост: достаточно пролезть между краем Н. и землёй или в отверстие, через которое входят на Н. облака, дуют ветры и льют дожди. На Н. обитают предки и нерождённые души, души промысловых животных (у орочей). Небесные тела — это также определённые страны и области жизни душ умерших, блаженных предков. Верх человеческого тела соотносится с абсолютным верхом — Н. Головные уборы, особенно царей, жрецов и священнослужителей, украшаются драгоценными камнями и изображениями светил, моделируют небесный свод. Параллелизм верха и низа в микро- и макрокосме подкрепляется теми космогоническими мифами, согласно которым из черепа космического существа (Имир, Пуруша) создаётся небесный свод. С космогоническим актом в макрокосме (отделение Н. от земли) сопоставлен эсхатологический в микрокосме — отделение души, уходящей на Н., от тела, остающегося в земле. Всё «духовное» и «высокое», «божественное» получает характеристику и небесного.

Воплощение мифологического Н. широко представлено в архитектуре, градостроительстве, прикладном искусстве, бытовой утвари. Круглая и квадратная планировка городов с четырьмя воротами — проекция Н. с четырьмя дверьми или воротами, через которые проходят ветры, облака и т. д. Вертикальная модель Н. — это прежде всего всё, в чём воплощена идея высоты, — пирамида, пагода, зиккурат, многоэтажные башни и т. д. Ступени, ведущие в храм или к трону, как и вообще лестница, — путь на Н. или на самое высокое Н. (ср. Иов 26, 11 о семи ступенях храма Соломона). Н. изображают куполы (потолки) храмов. Согласно «Авесте», само Н. — это дворец; храм и дворец — это небесный мир, перенесённый на землю. Покрывало — ещё одна вещественная модель Н.: оно может выступать как «архитектурный» элемент — например, в театре Помпея, по словам Тацита, для защиты от солнца над зрителями однажды было протянуто пурпурное покрывало с золотыми звёздами; Н.-покрывало — это также всевозможные балдахины и шатры, а в одежде человека — плащ и мантия. Небесное покрывало принадлежит богу, например Мардуку или Артемиде Эфесской, мантия — одежда жрецов и царей. Светлые и блестящие одежды, драгоценности (мифологически — частицы небесной тверди и светил) отличают высшие сословия, что подкрепляется мифологической семантикой: высшие сословия — небесные сословия.

Бог неба. На начальной ступени развития уранической мифологии обожествлялось само природное явление, которому приписываются свойства живого существа — бога-Н. Небесные явления представлялись атрибутами бога-Н. Укко одет в огненную рубаху (грозовая туча), он машет мечом (молния), натягивает лук (радуга), он высекает огонь в темноте (падающие звёзды). Солнце и луна или звезды — глаза бога-неба (ср. «тысячеглазый» как эпитеты Аргуса и Индры). Постепенно бог-Н, превращается в антропоморфного бога. Небесные явления выступают уже как родственники Н.: сын вавилонского Ану Адад-молния; сын Н. Катекиль — гром (Перу); облака — жёны Ахурамазды (сохранившего черты бога Н.). Обожествлённый небесный свод и бог — владыка Н. предстают и как один бог (как, напр., Олорун у йоруба) и как разные (Уран и Зевс Дьяуса и Варуна). Зевс (владыка Олимпа) и Варуна (оплот неба и царь богов) — боги неба, в них на первый план выступает регулятивная и этическая функция, Дьяус и Уран не претендуют на главенство в пантеоне; это — «старые боги», в них достаточно отчётлив физический аспект. В мифах и культах народов, стоящих на наиболее низкой ступени развития, почти повсеместно существуют представления о боге, живущем на Н., который, хотя почти не участвует в жизни людей, всё же почитается «старшим» или «главным», часто также творцом мира. Удалившийся от дел небесный бог (т. н. deus otiosus, «праздный бог») напоминает образ единого всемогущего бога-творца библейского типа, что дало основания некоторым представителям «миссионерской этнографии» предположить существование некогда впоследствии искажённого «прамонотеизма». На самом деле речь шла о дифференциации некогда единого, пантеистического образа божественного мира-Н., появлении отдельных богов солнца, луны, дождя, грома, рек и т. п. и «обнищании» некогда могучего верховного божества, соединявшего в себе всю вселенную. Это нашло выражение в мифах об устранении бога Н. от дел и удалении его на Н. Этическая мотивация также фигурирует в мифах об удалении «праздного бога», как и в мифах об отделении Н. от земли. Так, Маву-Лиза и Вульбари (крачи, Того) сначала жили среди людей, но затем из-за грехов людей ушли далеко, передав правление низшим богам, и поселились на Н. в «банановом саду». В удалённости Н. заложена возможность осмыслить уход на Н. как переход в качественно иной мир, разрыв с миром людей. Поэтому удаление на Н. не связано только с богом Н.; на Н. уходят культурные герои по завершении своей деятельности, герои, которые превращаются в созвездия, мифические предки, Дике и Астрея, воплощающие справедливость и оскорбленные преступлениями людей.

Богов Н. бывает несколько; их число может соответствовать четырёхчастной горизонтальной модели мира, как в мифологии ацтеков, в буддийской, китайской, вавилонской и других мифологиях, а также многоярусной вертикальной модели Н. — по божеству на каждый ярус. Главные боги на известной ступени развития мифологии делаются небесными. Семантический комплекс Н. = верх = благо = власть = непостижимость = вечность и т. д. делается определением «божественности» вообще, и в число небесных богов включаются все те мифологические персонажи, которые отвечают такой концепции божественности. В большинстве мифологий процесс объединения божеств в одно на основе общей семантики доходит до выделения верховного и согласно тождеству верх = Н., небесного бога, который сохраняет в своих эпитетах и титулатуре, в виде различных своих ипостасей, воспоминание о вобранных им других богах пантеона. Быть вверху, высоко, над другими означает «править», поэтому верховный бог — царь и правитель. Часто эту роль выполняет громовержец (напр., Зевс, Индра).


Лит.: Богданов В. В., Народная космография. Как устроены земля и небо по представлениям некоторых крестьян Смоленской губернии, «Землеведение». 1895, кн. 1, т. 2; Мифологии древнего мира, пер. с англ., М., 1977; Токарев С. А., Ранние формы религии и их развитие, М., 1964; Фрейденберг О. М., Миф и литература древности, М., 1978; Baumann H., Schцpfung und Urzeit des Menschen im Mythus der afrikanischen Vцlker, B., 1936; Bergel J., Der Himmel und seine Wunder. Eine archдologische Studie nach alten jьdischen Mythograflen, Lpz, 1881; Bousset D. W., Die Himmelsreise der Seele, «Archiv fьr Religionswissenschaft», 1901, Bd 4; Dumйzil G., Ouranуs-Vбruna. Etude de mythologie comparйe indo-europйenne, P., 1934; Eisler R., Weltenmantel und Himmelszelt, Bd l-2, Mьnch., 1910; Frazer J. G., The worship of nature, v. l, L., 1926; Kirfel W., Die Kosmographie der Inder nach den Quellen dargestellt, Bonn — Lpz., 1920; Lesky A, Hethitische Texte und griechischer Mythos, «Anzeiger der Цsterreichischen Akademie der Wissenschaften in Wien. Philologisch-historische Klasse», 1950, Bd 87, Lethaby W. R., Architecture, mysticism and myth, L., 1974; Myth and cosmos. Readings in mythology and symbolism, Garden-city (N. Y.), 1967; Pettazzoni R., Dio: Formazione e sviluppo del monoteismo nella storia delle religioni, v. 1- L’essere celeste nelle Credenze dei popoli primitivi, Roma, 1922; Schrцder L. von, Arische Religion, Bd 1 — Einleitung. Der altarische Himmelsgott, Lpz., 1923; Soustelle J., Le pensйe cosmologique des anciens Mexicains (Reprйsentation du monde et de l’espace). P., 1940; Staudacher W., Die Trennung von Himmel und Erde. Ein vorgriechischer Schцpfungsmythus bei Hesiod und den Orphikern, Tьbingen, 1942; Westendorf W, Altдgyptische Darstellungen des Sonnenlaufes auf der abschьssigen Himmelsbahn, B., 1966; Winckler H., Himmels und Weltenbild der Babylonier als Grundlage der Weltanschauung und Mythologie aller Vцlker, Lpz., 1901.

H. В. Брагинская [Мифы народов мира. Энциклопедия: Небо, С. 13 и далее. Мифы народов мира, С. 5505 (ср. Мифы народов мира. Энциклопедия, С. 209 Словарь)]

Славяне
[править]

— часть мироздания, «верхний» мир, созданный Богом. Чаще всего представляется выпуклой крышкой, колпаком, крышей или потолком, накрывающим землю; сначала Бог сотворил слишком широкую землю, которую Н. не могло покрыть, тогда пришлось землю «сжать», отчего на ней образовались горы и овраги. Н. низко нависало над землей, и до него можно было достать рукой, люди задевали его головой, но оно поднялось высоко после того, как баба, сажавшая хлеб в печь, ударила его лопатой, косец проткнул вилами, пахарь — палкой, которой погонял волов (южные славяне). По одним представлениям, Н. подобно шкуре быка или вола, натянутой над землей; ср. загадки о Н.: «Распростер кожу буйволиную, насыпал гороху и пустил голубя его стеречь» (Болгария), «Палажу кажух, пасыплю гарох, палажу бохан хлеба» (Белоруссия). Близко к этому представление о Н. как полотне, свитке пергамента и т. п., ср. сербскую загадку: «Один рулон полотна всю землю покрывает», а также фреску из монастыря Студеница, на которой два ангела разворачивают Н. — свиток пергамента. По другим верованиям, соответствующим библейскому мотиву «тверди небесной», Н. — это твердая корка в семь слоев или складок, это глиняная миска, поднос, крышка из стекла, земли, металла и т. п.; оно подобно медному току или гумну. К внутренней части небесного свода прикреплены, как лампады, звезды и луна, которые движутся по своим путям. Мотив каменного Н. отражен в сербских песнях («Ясное небо проломилось, и упали холодные камни»), в украинских колядках («3 синього камшця синее небо»), в русском рязанском выражении каменное небо — о безоблачном Н., а также в широко распространенном поверье о том, что Н. раскалывается, разламывается во время грозы, что в особенно важные дни христианского календаря, прежде всего на Богоявление и в день Иоанна Крестителя, Н. отворяется. По сербским верованьям, Н. — это крышка из камня, и Бог восседает там на каменном престоле. У украинцев отмечено представление о двух небесах: видимом Н., приближенном к земле и состоящем из голубой облачной материи, и невидимом «верхнем», «горнем» твердом Н., сияющем пронзительным светом, подобно огню, и иногда раскрывающемся при грозе. Поляки считали Н. вращающимся шаром, который висит в воздухе или стоит, опираясь на гвоздь, столб, ось. К древним книжным источникам и апокрифическим текстам восходят представления о семи небесах, широко известные у славян. На «горнем» Н. находится Божий престол, там обитают ангелы, святые, души праведных; оттуда Бог и вся его «сила небесная» наблюдают за земной жизнью и деяниями людей через солнце — Божье око (Босния) или же по отражению в Н.-зеркале (Болгария). На нижних небесных этажах помещаются грешные души. Небесный мир в народной космологии представляется либо как изоморфный (подобный) земному, либо как зеркальный по отношению к нему. Н. взаимодействует, сообщается с подземным, «нижним» миром (души предков, водная стихия). Отсюда большое значение небесных явлений и знамений (предвещающих плодородие, урожай или войны, мор, болезни) для жизни людей. Земные события могут не только быть аналогом событий небесных, но и дублироваться на Н. (или наоборот). С рождением человека появляется на небе его двойник — загорается его звезда, со смертью человека она падает и исчезает. Движение звезд и планет славяне (и другие народы Евразии) объясняли вращением их вокруг небесного столба (жерди, палки, кола), веретена или гвоздя, которые ассоциировались с Полярной звездой. При этом «ось неба» соотносили с «пупом земли», из которого, по некоторым легендам, произрастало и высилось до небес мировое дерево (райское дерево). Н. часто отождествляется с раем или же представляется как место, где находятся рай и ад или только рай. По польским поверьям, Н. подобно дому, в котором есть двери (ворота), окна на все стороны света и даже форточка. Ключами от Н.-рая владеют Архангел Гавриил и Петр и Павел. На Н. помещаются также дождь, град, ветер и т. п. Путь в Н. крут и тернист. Там, где Н. сходится с землей, расположены золотые палаты Солнца, там же живут самодивы, змеи, болезни (Болгария). Н. воплощает высшую религиозную ценность и приравнивается к Богу, наделяется божественной чистотой и сакральностью и противопоставляется грешному земному миру людей. На Н. царит вечная радость и красота, веселье, пение, любовь, весна и т. д. Антропоморфизм представлений о Н. проявляется в приписываемых ему способностях радоваться, сердиться, плакать, помогать людям, вознаграждать их, карать и т. п. В славянской мифологии известен мотив священного брака Н. и земли (ср. в сербской загадке о Н. и земле «Высокий папаша, плоская мамаша…»). Н. И. и С. М. Толстые < SMES

Австралия и Океания[править]

Бог-творец Алтьир Культурный герой Вознесение на небо

Образ племенного «великого отца» у юго-восточных племен, выводится С. А. Токаревым из несколько более примитивных образов, в которых имеется зародыш представления о боге-творце:

  • олицетворения неба (типа Алтьира у аранда);
  • тотема фратрии;
  • культурного героя;
  • патрона инициации и духа-страшилища, превращающего мальчиков во взрослых мужчин (в него верят только непосвященные).

Почти все они фигурируют в качестве великих предков и учителей людей, живших на земле и впоследствии перенесенных на небо.

Байаме


Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Поделиться: