Костёр

Материал из Энциклопедия символики и геральдики
Перейти к: навигация, поиск


brasier brazier; but, us. of a salamander «sur son brasier», when it is blazoned «in flames». [FRENCHGLOSSAR]

Brasier Feu de charbons ardents. Se dit aussi d’une espèce de grand bassin de métal où l’on met de la braise pour échauffer une chambre. 1901 Panier de fer duquel sortent des flammes au naturel. 1905 Synonyme de Brasero.


Основные значения:

  • усиление силы Солнца, солнцестояние, усиление сил света и добра.

Феникс, сжигающий себя на костре. В. Х. фон Хохберг, 1675 г.

См. также:
[править]


Солнце
Огонь
Пламя
Факел
Дым


Славяне
[править]

Ритуальная форма, известная всем славянским народам; составная часть многих календарных, а также семейных, хозяйственных, лечебных и других обрядов. Большая часть костров приурочена к праздникам весенне-летнего цикла (от масленицы до Петрова дня); реже их жгли в другое время (осенью, под Рождество или Новый год).

У славян преобладают масленичные и купальские костры, имеющие в том числе и солярную символику. Масленичные костры известны у русских, болгар, сербов и македонцев; купальские — на всем западе славянского мира: у украинцев и белорусов, западных славян, словенцев и хорватов. В соответствующих локальных традициях масленичные и купальские костры являются центром календарного праздника, объединяющим вокруг себя весь комплекс совершаемых в это время ритуалов и магических действий. Юрьевские костры известны на Карпатах, на западе Словакии, а также у хорватов; троицкие — окказионально у западных славян, а также у русских, петровские — у хорватов, реже у русских.

Общим для з.-слав. ареала является обычай жечь костры на Страстной неделе (со среды до субботы) около церквей; священники освящали этот огонь, а прихожане разносили его по домам и разжигали у себя в домах «новый» огонь, предварительно затушив в печах старый. Костры жгли и в пасхальную ночь, и в ночь на пасхальный понедельник; вокруг них собирались, веселились, трапезничали, стреляли. Преимущественно на юге Польши, в Великополыие, в Словакии, у мораван и на востоке Чехии костры, возжигаемые на Страстной неделе, связывались с именем Иуды.

На востоке Балкан (Болгария, Македония, вост. Сербия) основным был масленичный костёр. Его раскладывали прямо на земле, иногда вокруг столба; пускали огненные стрелы; едва ли не самой популярной формой масленичного костра на этой территории были гигантские факелы, которые зажигали отдельно от большого костра или параллельно с костром, разводимым на земле.

Преимущественно в восточной Сербии, а также кое-где на западе Болгарии в один или несколько праздничных дней (1, 9, 25 марта) молодежь жгла на заре костёр, называемый у сербов рана, ранило, веселилась вокруг него, пела, играла и т. п. Фактически в те же сроки болгары, сербы и македонцы сжигали во дворах, вблизи домов или в садах мусор, чтобы от костра было побольше дыма, который должен был защитить их и хозяйство от змей, насекомых, болезней, непогоды и др.

Календарные костры обычно возжигали на специально отведенных для этого местах, всегда одних и тех же.

  • Предпочтение отдавалось возвышенностям за селом — холмам, пригоркам, в горной местности — доступным вершинам;
  • костры жгли также по берегам рек и озер, на перекрестках, выгонах и иных открытых местах за селом, часто вблизи леса, пастбища, поля или виноградника;
  • иногда — на главной площади, посредине села, у старого дерева;
  • юрьевские — обычно вблизи пастбищ и загонов со скотом.

Материал для костров собирали за несколько дней или даже недель до праздника и сносили его в одно место; это поручалось детям или молодым людям. Часто горючий материал для костра нужно было обязательно украсть из чужого двора, причем в этом случае хозяева терпимо относились к подобным проделкам молодежи. Участниками обрядов и увеселений, устраиваемых вокруг праздничного костра, были представители всех групп сельского социума; наиболее же активной их частью была молодежь; в юрьевских кострах южных славян главную роль играли пастухи.

Календарные костры представляли собой:

1) груду горючего материала (собственно костёр);
2) жердь (часто с укрепленными на ней предметами, например, колесом), срубленное или растущее дерево, пучок веток или зелени;
3) факелы или предметы, их имитирующие;
4) горящие стрелы или «шайбы».

Помимо стационарных костров практиковалось катание по земле горящих колес, бочек, бревен, а также пускание костров по воде. Наиболее характерным для общесельских костров является сочетание нескольких форм.

Календарным кострам придавался смысл очистительного действия. Это заметно по обыкновению сжигать в кострах остатки ритуальной пищи, культурных растений, все вышедшие из употребления предметы, даже те, которые не горят. Для некоторых видов календарных костров очистительное значение было главенствующим: таковы восточнобалканские мартовские костры, когда люди чистили дворы и сады и сжигали мусор.

Календарные костры имели также значение превентивного оберега.

  • Болгары считали, что там, где виден свет от костра, летом не будет града;
  • болгары, сербы, хорваты, словенцы перепрыгивали через костёр, чтобы избавиться от блох и обезопасить себя на лето от укусов змей; * хорваты и словенцы прогоняли скот через юрьевские костры или окуривали его дымом, чтобы защитить скот от злых сил, укусов насекомых и гадов.
  • В Болгарии по окончании гуляния парни отбрасывали от себя подальше сгоревшие факелы и говорили: «Бегите, блохи, вши и все гады, прочь от меня!»
  • Словаки считали, что человек, удачно перепрыгнувший через купальский костёр, может в течение всего года не бояться смерти;
  • в зап.-рус. областях матери сжигали в костре одежду больных детей в надежде, что в нём сгорят все их болезни.

Костры жгли во время первого выгона скота на пастбище. В таких случаях костёр раскладывали в воротах двора или хлева. У южных славян костёр жгли в воротах загона перед возвращением скота после первого выгона, чтобы скот прошел по горячему пеплу. Костры жгли при эпидемиях (по краям села) и во время мора скота: их разводили на улице или во дворе и прогоняли скот через горячие угли.

Пребывание около костра и соприкосновение с огнем, как считалось, обеспечивало человеку здоровье на весь предстоящий год. У хорватов, поляков, белорусов и др. люди переходили или перепрыгивали через костёр, чтобы не болели ноги и кости, чтобы избавиться от головной боли, лихорадки; мазали друг друга сажей и т. п. У хорватов в Далмации старики при этом говорили: «Сохрани меня, Боже, от всех болезней», а дети в Македонии: «Пусть я буду жив и здоров целый год, после того как перепрыгну через костер». В разных славянских традициях принято было переносить через костёр маленьких детей, чтобы они были здоровы; для них в белорусском Полесье и других местах рядом с большим костром разжигали совсем маленький.

Общесельские костёр были одним из способов ритуального уничтожения (изгнания) ведьм. В Полесье в купальском костре сжигали чучело ведьмы или, разводя большой костер, говорили, что «жгут ведьму». По этой причине на Украине и в Белоруссии каждой женщине-хозяйке необходимо было лично присутствовать у костра, иначе её могли заподозрить в том, что она ведьма. Оберег скота от ведьм составлял смысл карпатских и южнославянских юрьевских костров. Мотив сожжения вештиц был характерен для масленичных костров в южной Сербии, Македонии, а также кое-где в Болгарии. В южной Сербии, например, на масленичное заговенье по улицам жгли костры из соломы, называемой кара вештица -«черная ведьма», прыгали через них и кричали: «Черная, черная ведьма, ты, баба, ведьма». У черногорского племени кучи 1 марта в загонах и дворах жгли костры из мусора, полагая, что таким образом «сгорает ведьма».

Общесельские костры имели продуцирующее значение, обусловленное главным образом семантикой огня и горения.

  • Весной хозяйки и молодежь поджигали пучки кудели и подбрасывали их вверх, «чтобы лен рос выше и лучше», подбрасывали вверх зажженные веники с криком: «А у меня лучше лен»;
  • жители Славонии полагали, что у тех, кто выше прыгает через костёр, будет лучше урожай пшеницы;
  • болгары пускали от костра огненные стрелы, чтобы жито лучше уродилось;
  • жители западной Сербии, обходя с факелами загоны со скотом, говорили: «Факел горит, корова плодится, жито родится».

Огонь и горение как метафоры любовного акта провоцировали развитие любовно-брачной темы в обычаях, связанных с возжиганием костра.

  • В Полесье, например, удачный прыжок через костёр предвещал девушке, что она раньше своих подруг выйдет замуж;
  • если во время прыжка с девушки спадал венок, а парень успевал подхватить его, то он получал право на брак с этой девушкой;
  • в Банате парни переносили через костёр своих девушек.

У южных славян любовно-брачная тема получила особое развитие в обрядах, связанных с факелами, огненными стрелами и «шайбами» (небольшими деревянными дощечками, надетыми на длинный прут, который вращали в воздухе, чтобы «шайба» отлетела как можно дальше). В Словении парень, пуская деревянную шайбу, загадывал: куда она упадет, оттуда он возьмет невесту. Болгары, запуская стрелы, выкрикивали имена девушек, к которым собирались посвататься, тем самым оглашая свои брачные намерения.

Во множестве случаев перепрыгивание через костёр приобретало черты ритуального испытания молодых людей и девушек и тем самым сближалось с посвятительными обычаями. Девушка или парень должны были не задеть колышка, находящегося в середине костра, не сбить лапоть, привешенный к нему, не разжать рук, которыми во время прыжка они держатся друг за друга, прыгнуть выше или дальше всех. Парни соревновались и в том, кто ловчее других собьет головешкой прикрепленный сверху лапоть; кто попадет небольшой головешкой в девушку (это также сулило быстрое замужество) и др.

Литература
[править]

  • Агапкина Т. А. Одноимённая статья в SMES

Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Поделиться: