Карлики

Материал из Энциклопедия символики и геральдики
Перейти к: навигация, поиск


Великаны

примитивные инстинкты

В тевтонских легендах и фольклоре карлики и гномы, спутники фей, обитатели пещер и гротов, в поте лица своего добывающие металлы из земли, связаны с символикой металла. Карлики — это примитивные инстинкты, запрятанные в глубинах нашего подсознания; они олицетворяют проявления низшей психической деятельности, обычно недооцениваемой или же слаборазвитой.

Извлекаемые на поверхность, эти подземные силы становятся настоящим сокровищем, которым человек вполне может воспользоваться.

О Эти персонажи могут также символизировать конец детства и открытие подростком сексуальности. Так, 7 гномов Белоснежки вызывают фаллические ассоциации и означают тот период незрелости и непонимания собственной индивидуальности, через который должна пройти каж-

доя девочка. Они представляют собой детство до наступления половой зрелости»— возраст» в котором сексуальность во всех ее формах проявляется еще слабо. О В отличие от них, Нибелунги (буквально: сыны тумана) из скандинавской мифологии, обладатели несметных богатств, алчные и высокомерные карлики, символизируют собой жажду власти, манию величия и непомерные амбиции.


Карлик. Олицетворяет бессознательные и аморальные силы природы: гномов, эльфов и т. п. У египтян бес ассоциируется с карликом. В греко-римской культуре Гефеста (Вулка-

Рис. 66. Египетский бог-карлик Бес, изображенный в виде трех фигур для усиления своей власти. Является хранителем дорог и путей. Путники обращались к нему как к символу предельной непознаваемости в ее зловещей природе, чтобы защититься от непредсказуемых опасностей в пути.

на) иногда изображают в виде карлика. В индуизме карлик под ногой Шивы - это человеческое невежество. Иногда образ карлика принимает Вишну. У японцев речной бог име-

ет облик злобного карлика. В скандинавской мифологии четыре карлика стоят по углам Земли и поддерживают Небо.

Гномы /

Обычно — двойственный символ сокровенных сил, сокровищ, мастерства и знаний. Принадлежа к некоему более древнему порядку творения они, подобно великанам, воплощают дочеловеческий мир. Несмотря на свою малость, они часто обладают могучими силами: например, корриганы бретонских признаются строителями огромных каменных сооружений.

Гномы пугают людей, ревниво охраняя свои богатства в недрах; герои многих сказаний выступают в роли их соперников и победителей.

В германо-скандинавской мифологии карлики предстают искусными, но (по преимуществу) враждебными к людям и богам существами, владеющими колдовскими силами. Одолеть их возможно (часто) только хитростью: например, увлечь их игрой в загадки пока первый солнечный луч не превратит их в камень.

Живя в земных недрах, они связаны с миром мертвых и, как "маленький народ", нередко уподобляются потусторонним существам.

В народных легендах карлики - непонятные, своевольные, подозрительные природные существа, большей частью представляются в образе старичков (в некоторых случаях на птичьих ногах), которые иногда могут быть также благодарными и способными оказать помощь. В этом смысле садовый карлик является символом дружественно воспринимаемых таинственных сил природы, которые приносят земле благодать плодородия. Подобное воззрение, возможно, основывается на дохристианских представлениях о таинственных защитниках земных богатств и было сформулировано в начале Нового времени Парацельсом (1493-1541) (гномы-хранители элемента земля).

В шахтерских легендах такие существа часто выступают хранителями земных богатств. Они наказывают грубых рудокопов, а деликатных высвобождают из заваленных шахт.

Однако в символике чаще задействована злобно-глумливая сущность карликов, их озорство и неуемность (гномы-проказники ирландских сказаний).

В Центральной Америке также распространены представления о карликах — маленьких природных существах, связанных с пещерами, дикостью, дождями и плодородием и соответственно сексуальностью ("чанеке" в Веракрусе, тлалоки у ацтеков)

см. Бес.

Пятая аватара Вишну — карлик Вамана, который, однако, мог измерить весь мир тремя шагами и победить демона Вали.

Как эльфы и гномы, — это олицетворение сил, остающихся фактически вне сферы сознания. Юнг рассматривает их как стражей на пороге бессознательного (32).

В фольклоре и мифологии карлик появляется то как несчастное существо с детскими чертами, обусловленными его малым ростом, то как защитник, подобно кабирам (например, "лесные гномы" в "Сказке о спящей красавице").

Небольшой рост может выступать знаком уродства и неполноценности. Так "танцующий Шива" попирает тело поверженного духа-карлика, олицетворяющего"безрассудство жизни", невежество человека, его "ограниченность". Победа над ним и есть истинная мудрость (60).

Возможно, что сходные идеи (как в Шиве Натарадже) были у ренессансного скульптора Леона Леони, изваявшего статую Карла 1, который усмиряет Фурию. ???

МНМ
[править]

Мифологические существа, отличающиеся необычайно малым ростом. Как и великаны, в мифах они, как правило, представляют собой целый народ (в произведениях фольклора же, наоборот, чаще действуют великаны и К. - одиночки). В разных мифологиях К. изображаются живущими в пещерах, в лесу, в воде, т.е. им свойственны функции "хозяев". К. могут представляться каннибалами, похитителями женщин, но, с другой стороны, и довольно безобидными существами, пугающими, но не причиняющими вреда (как в большинстве традиций Северной Америки) или даже помогающими людям (охотникам у эскимосов, у некоторых африканских племён; азиза - лесной "маленький народ" в Дагомее - учат людей магии и культу). Карликовые существа - эльфы, в германской фольклорной традиции рисуются злыми и опасными, в английской - приветливыми и добрыми. В европейской традиции К. имеют ряд явно хтонических признаков; они связаны с горами, кузнечным ремеслом, золотом и металлами, хранят сокровища, часто учат людей ремёслам. Иногда они боятся света - солнечный свет превращает их в камень (ср. Альвис в "Старшей Эдде"), с хтонической природой связано и представление о плоскостопии К., их гусиных или вороньих лапах и т.п. Особенно хорошо развита мифология К. в германо-скандинавской традиции. Цверги - искусные кузнецы, они куют сокровища богов: золотые волосы Сив, ожерелье Фрейи, кольцо Драупнир, принадлежащее Одину, и молот Тора; они же изготавливают мёд поэзии. К. многое роднит с великанами (и те и другие относятся к классу тератологических существ, отличающихся от людей только величиной). В подавляющем большинстве мифологических сюжетов К. и великаны практически не соприкасаются; в то же время они легко взаимозаменимы. Если в греческой мифологии небо поддерживает великан, то в скандинавской - карлики. Те и другие могут выступать как мастера, как правило, обманываемые человеком или богом (ср. цверги и Локи), хотя К. обычно умнее великанов (в оппозиции "природа - культура" великаны ближе к природе, а К. - к культуре). И те и другие часто гибнут от руки богов (см., напр., Ацаны, Испы). Часто К. - это предыдущее население данной территории (у одних народов это великаны, у других - К., ср. славянские предания о чуди, коми-пермяцкие о чудах; ср. также К. - первонасельников территории манехуна на Гавайях, у африканских племён бассейна Убанги и т.п.), т.е., как и великаны, они (если не относятся собственно к времени мифическому подобно К. в "Эдде" или титанам в греческой традиции) занимают промежуточное положение между временем мифов и историческими эпохами (хотя К. легче, чем великаны, представляются сосуществующими с людьми, и вера в них во многих традициях вполне актуальна). Представление о К. как о прошлом поколении, возможно, объясняет то, что (в компенсацию малых размеров) у них подчёркиваются признаки зрелости и даже старости (длинная седая борода и т.п.). В некоторых европейских традициях считается, что К. достигают полной зрелости в три года, а седая борода появляется у них в семь лет. К. присуща явно выраженная эротическая функция. Они похищают женщин и детей, в "Старшей Эдде" Альвис сватается к дочери Тора, а Фрейя проводит ночь с каждым из четырёх К., сковавших её ожерелье. Эта функция оказывается весьма устойчивой и в постмифологических фольклорных образованиях, сохраняясь и в современных формах фольклора и даже в литературе. Из литературных отражений мифологии К. особого внимания заслуживают романы английского писателя Дж. Толкина (этнографически совершенно точные).


Лит.: Стеблин-Каменский М. И., Миф, Л., 1976; Wood E. J., Giants and dwarfs, L., 1868; Krappe H., Antipodes, "Modern Language Notes", 1944, v. 59.

Г. А. Левинтон


[Мифы народов мира. Энциклопедия: Карлики, С. 3 и далее.Мифы народов мира, С. 3791 (ср. Мифы народов мира. Энциклопедия, С. 624 Словарь)]

БДГС
[править]

Прежде всего в Альпах, где переселившиеся сюда когда-то племена в течение многих столетий жили уединенно и вырабатывали свой стиль жизни, а также в горных районах Прованса, там, где правили древние бургундские князья, там, где живут конфедераты, в Баварии, в Каринтии местные жители могут показать вам остатки лесных пещер и землянок, их нередко называют языческими или ведьмиными кухнями - именно здесь будто бы жили «земляные люди». Даже в наш век эти места посещают время от времени адепты мистических учений, чтобы получить от загадочных все еще живущих тут существ наставления по практике тайных наук. Французский оккультист Альфонс Луи Констан (Элифас Леви) пишет в своей знаменитой «Истории магии» о европейских кочевых племенах: «В этой пещере с единственной дверью и отверстием для дыма отец кует на горне, дети помогают ему, мать варит пищу в котле... Вся обстановка - наковальня, молот и лом...» Если «добропорядочные» оседлые граждане видели в таких бродячих кузнечных семьях духов, кобольдов и демонов, то благородное сословие из городских поселений охотно навещало их. Еще и теперь в цыганских сказаниях можно встретить упоминание, что бродячие цыгане находили защиту от охотников за ведьмами у горожан. Исследователи современных сказаний, бытующих в Западной Европе и у кельтов (М. Murray, G.B. Gardner), усматривают в многочисленных сообщениях о сказочных кобольдах , как союзниках дворян, указание на существование суверенных племен, живших в течение долгого времени в пустынных местах и не включенных в русло государства и церкви. Швейцарский исследователь народных сказаний Альберт Миндер (1879—1965) сам вырос в таком племени. Его семья жила в малодоступных и труднопроходимых невысыхающих болотах. Людей его племени обзывали колдунами и оборотнями, но, когда приходилось туго, именно к ним обращались за советами в тайных делах и за верными травками. В сказах о духах очень много сохранилось от тех неизгладимых впечатлений, которые выносили странствующие алхимики, навещавшие дикие племена.


Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Поделиться: