Иов

Материал из Энциклопедия символики и геральдики
Перейти к: навигация, поиск

Христос и Иов Христос и Иов

Святые

Праведник из земли Уц, непоколебимая твердость которого в вере в Бога перед лицом несчастья ярко высвечивает проблему человеческого страдания. Бедствия Иова были результатом спора Бога с Сатаной, была ли его вера достаточно сильной, чтобы устоять под ударами судьбы. Сатана подверг его испытанию: его стадо погибло, его слуги были убиты, дети погребены под развалинами дома, разрушенного бурей; сам Иов был поражен с ног до головы проказою. Средневековые версии этой истории повествуют о Иове, бранимом его женой и осмеиваемом его друзьями за нежелание отказаться от своей веры. В конце концов его богатство и процветание к нему вернулись. История Иова изображается в виде цикута картин, или соединения нескольких эпизодов на одной, или в форме отдельных сюжетов. Он фигурирует во все периоды христианского искусства. Картины в римских катакомбах утвердили его образ как "тип" страдающего Христа. Он сделался святым покровителем одной из церквей в Венеции в средние века, и потому на некоторых произведениях венецианской школы у него может быть нимб. После эпидемии черной смерти в середине XIV века он широко изображался на картинах, исполненных по обету, как защитник против моровой язвы, поскольку пережил, по-видимому, аналогичную болезнь. В повествовательных картинах он часто изображается стариком с седой бородой, обычно обнаженный, в одной набедренной повязке. Он может сидеть на навозной куче, его насмехающиеся друзья вокруг него. (Навозную кучу изображали, опираясь на перевод Септуагинты и Вульгаты; N.E.B [Новая Английская Библия] дает менее живописное чтение - "ashes" ["пепел"; синодальный перевод дает: "сел в пепел" (Иов., 2:8). - А.М.]). Его жена стоит, с отвращением морща нос, или иногда она выливает ему на голову бадью воды. В некоторых средневековых северных ренессансных образцах его бичует Сатана. Его дети изображены спасающимися из-под рушащихся колонн их дома в бурю, поднятую Сатаной и его демонами. (См.т.ж. ЕВСТАФИЙ.)

- библейский символический персонаж, не поколебавшийся в вере в Бога, несмотря ни на какие испытания и удары судьбы человек, которого дьявол и Бог употребили в качестве "подопытного лица" в споре о своем влиянии. Противник (дьявол) с согласия Бога подверг Иова всем мыслимым наказаниям, чтобы он отрекся от Творца и получил бы таким образом облегчение, но вера Иова осталась непоколебимой ("А я знаю. Искупитель мой жив..." - Иов 19:25). Иов признает, что ему нельзя судить о Боге в Его непостижимой мудрости, за что и был вознагражден Богом, ему возвратилось вдвое против утраченного в ходе испытаний, после чего он жил "сто сорок лет и видел сыновей своих и сыновей сыновних своих до четвертого рода" (42:16). В средние века Книга Иова была особо почитаемой, о чем свидетельствует, например, молитва за умерших: "Освободи, Господи, душу его, как избавил еси Иова от казней его". В типологических разработках о ветхозаветных предпосылках в Новом завете страдающего, осмеиваемого своими прежними друзьями Иова истолковывают как прообраз испытавшего мучения и издевательства Иисуса Христа, а также как модель уготовления рая для людей благочестивых и жизни в новом счастье после Страшного суда; насмешники же при этом символизируют еретиков. Временно прокаженного, затем исцеленного Иова почитают в качестве покровителя лечебных учреждений и особенно - лепрозориев. См. Лазарь.

ИЛЛЮСТРАЦИИ

Иов на пути испытанийi. Гюстав Доре. Библия

МНМ
[править]

Иов - евр. ijjob [1]; греч. Iob

В иудаистических и христианских преданиях страдающий праведник, испытываемый сатаной с дозволения Яхве; главный персонаж ветхозаветной книги И. Страдающий праведник - центральный образ древних литератур Ближнего Востока (ср. вавилонскую поэму "О невинном страдальце", египетскую "Сказку о двух братьях" и др.). Судя по упоминанию в ветхозаветной книге Иезекииля (нач. 6 в. до н.э.),. имя И. было наряду с именами Ноя и Даниила обозначением (на уровне ходячей поговорки) образцового праведника (Иез. 14, 14 и 20). Датировка книги И. неясна (5 - 4 вв. до н.э.?), а структура и становление текста в известном нам объёме представляет много нерешённых проблем; не исключено присутствие в составе книги более раннего материала и более поздних вставок (вероятно, речи Элиу, описания бегемота и левиафана и др.). О И. сказано, что он был "прост, и праведен, и богобоязнен, и далёк от зла" (Иов 1, 1; здесь и ниже перевод автора, цитируется по книге "Поэзия и проза Древнего Востока", М., 1973); вначале возникает образ искренней истовости богатого патриархального главы рода, неуклонно блюдущего себя от греха и во всём поступающего как должно. Называется число его сыновей, дочерей, скота, причём всё время повторяются сакральные числа семь, три, пять, выражающие идею совершенства, законосообразности, гармонической стабильности (1, 2 - 3). При встрече с сатаной Яхве спрашивает: "Приметило ли сердце твоё раба моего Иова? Ведь нет на земле мужа, как он" (1, 8). Сатана возражает, что благочестие И. корыстно, поскольку Яхве охраняет его благосостояние; едва этому будет положен конец, кончится и преданность И. богу. Яхве принимает вызов и позволяет сатане начать испытание, запрещая ему только посягать на саму личность И. (1, 12). Четыре вестника беды поочерёдно сообщают И. о гибели его ослов, овец и верблюдов вместе с пастухами и погонщиками, наконец, сыновей и дочерей (1, 14-19). И. раздирает на себе одежду, обривает главу в знак траура, повергается на землю и произносит слова, достойные его прежней истовости: "Господь дал, господь и взял - благословенно имя господне!" (1, 21). Сатана снова предстаёт перед Яхве и предлагает распространить испытание на тело И., на его "кость" и "плоть" (2, 4-5). Яхве снова даёт согласие, требуя только, чтобы И. была сохранена жизнь, и сатана наводит на И. страшную болезнь (традиционно понимаемую как проказа); "и взял Иов черепок, чтобы соскребать с себя гной, и сел среди пепла" (2, 8). Вера И. в справедливый божественный миропорядок вступает в мучительный конфликт с его знанием о своей невинности (и невинности многих несчастных, на чьи страдания открываются его глаза; см. 3, 17-22; 24, 3-12), вплоть до сомнения в божественной справедливости. На один выход из этого конфликта указывает жена И.: "похули бога и умри" (2, 9). Противоположный выход предлагают трое друзей И. (их горячим, саркастическим спором занята большая часть книги И. - главы 3 - 31): если всякое страдание есть налагаемое богом наказание, то И. должен умозаключить от своего страдания к своей виновности. Но И. решительно возражает друзьям: "Или вы для бога будете лгать и неправду возвещать ради него, в угоду ему кривить душой, в споре выгораживать его?" (13,7 - 8). После "докучных утешителей" (16,2) в спор с И. вступает молодой мудрец Элиу (Элигу), переводящий проблему на иной уровень: страдание посылается богом не как кара, но как средство духовного пробуждения. Последнее слово в споре принадлежит Яхве, который вместо всякого рационалистического ответа забрасывает И. вопросами о непостижимом устройстве космического целого, не измеримого никакой человеческой мерой (главы 38-41; выделяется описание чудищ бегемота и левиафана, 40, 10-27; 41, 1-26). И. объявляет о своем смиренном раскаянии. Приговор Яхве признает правоту И. перед друзьями, говорившими о боге "не так правдиво" (42,7), как он; Яхве соглашается помиловать друзей только по молитве И. (42,8). После молитвы И. близкие приходят утешать И. и осыпать его дарами (42, 11). Яхве возвращает И. все богатство в сугубой мере, у И. рождаются новые семь сыновей и три дочери (42, 13). В этом новом блаженстве И. живет еще 140 лет и умирает, "насытясь днями" (42, 16-17).

Земля Уц, названная родиной И., тождественна то ли арамейским областям на севере Заиорданья, то ли Хаурану, то ли Эдому; во всяком случае, И. по крови и географической локализации настолько близок к иудейско-израильской сфере, чтобы входить (вместе с прочими персонажами книги И.) в круг почитателей единого бога, насколько и далек от этой сферы, чтобы являть собою тип "человека вообще", образец как бы "естественной" праведности.

В Септуагинте книга И. имеет приписку, в которой со ссылкой на "сирийскую книгу" сообщается, что первоначальное имя И. - Иовав (эдомитское имя?; ср. Быт. 36, 33), его родина - Авситида "на пределах Идумеи и Аравии"; дается генеалогия И., восходящая в пятом колене через Исава к Аврааму.

В талмудической литературе И. служит предметом разноречивых суждений. По-разному определялось время книги И. - от времен Авраама, Иакова или Моисея до времен Эсфири. Высказывалось также мнение, что повествование о нем - притча ("машал"). По одной из версий, И. своими силами познал Яхве, служил ему из любви, праведностью превзошел даже Авраама; в талмудическом трактате Сота 35а сообщается, что его смерть оплакивалась всем народом Израиля. По другому мнению (резко противоречащему тексту книги), он был врагом Израиля - языческим пророком, посоветовавшим фараону приказать повитухам убивать всех новорожденных еврейских мальчиков; этим он будто бы и заслужил свои страдания (трактаты Сангедрин 106а и Сота 11а; такая роль сближает И. с Валаамом). Продолжительность испытания И. определяется Мишной в 1 год, а позднеиудейским грекоязычным апокрифом "Завещание И." - в 7 лет; продолжительность всей жизни И. - 210 лет.

О трансформации образа И. в исламе см. в ст. Аййуб. В европейском средневековье этот образ односторонне воспринимался как идеал примерной покорности. В изобразительном искусстве 17 в. можно отметить картину Ж. де Латура "И. и его жена". "Пролог на небесах" к "Фаусту" Гёте - явное подражание началу истории И. Более скрытое использование топики книги И. проходит сквозь роман Ф. М. Достоевского "Братья Карамазовы" (споры Ивана и Алеши о страданиях невинных и "неприятии мира"; вопрос о том, может ли грядущая "осанна" изгладить бывшую неправду, прямо связываемый старцем Зосимой с библейским рассказом о И.). В стихотворной драме американского писателя А. Мак-Лиша "Джи Би" (1958) герой - состоятельный американец, в серии несчастий теряющий детей, имущество и здоровье; его утешители пользуются резонёрскими аргументами психоанализа, социологии и модной теологии.

  Лит.: Torczyner H., Hiobdichtung und Hiobsage, "Monatsschrift fьr Geschichte und Wissenschaft des Judentums", 1925, Jg. 69; Fine H. A., The tradition of a patient Job, "Journal of Biblical Literature", 1955, v 74; Fohrer G., Studien zum "Buche Hiob", Gьtersloh, 1963.

С. С. Аверинцев


[Мифы народов мира. Энциклопедия: Иов, С. 7 и далее.Мифы народов мира, С. 3349 (ср. Мифы народов мира. Энциклопедия, С. 555 Словарь)]

Примечания
[править]

  1. Значение допускает различные истолкования из евр. и других семитских корней, напр. "теснимый", или от ajja - abu, "где отец?" и др.

Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Поделиться: