Дева Мария (исск.)

Материал из Энциклопедия символики и геральдики
Перейти к: навигация, поиск

00-04-513-000.jpg

Дева Мария

Искусство
[править]

Истоки иконографии Марии восходят к искусству римских катакомб, еще продолжающему античный подход к предмету: черты аскетизма отсутствуют, подчёркнута сила и значительность материнского тела и энергия огромных чёрных глаз:

  • фрески Киметерия Присциллы, III в. — пророк Валаам перед Марией, кормящей младенца грудью, поклонение волхвов и др.

Новый, более строгий образ Марии даёт византийское искусство, собирающее воедино царские (пурпурные императорские одежды) и монашеские (покрытая голова) черты Марии в идеальный образ выдержки, сдержанности, самообладания; порой Мария предстаёт как образ несокрушимой, почти воинской мощи в заступничестве за людей:

  • Мария на престоле, в торжественной фронтальной позе с благословляющим Младенцем на руках, окруженная четырьмя ангелами в одеяниях константинопольских придворных, принимает поклонение волхвов (ранневизантийская мозаика VI в. Сант-Аполлинаре Нуово);
  • «Нерушимая стена», мозаика в конхе центральной апсиды Софии Киевской, XI в.
  • иконографический тип «Одигитрия», в котором акцентируются строгость духовной дисциплины, сдержанность, рассудительность.

Наряду с этим византийское искусство все последовательнее акцентирует одухотворённость лика и фигуры Марии, их тонкость и нежную хрупкость, особенно в иконографическом типе «Умиления»:

  • «Владимирская богоматерь» (1-я половина XII в.) — самый замечательный пример иконы этого типа; попав на Русь оказала решающее влияние на разработку этого типа в русской иконописи.

Постепенно иератический тип Девы Марии и Младенца вытесняется их менее формализованными, акцентирующими отношении матери и дитя образами (Мадонна Смирение, Умиление и т. п.) — по-видимости, самый излюбленный образ во всем христианском искусстве. Наиболее заметна эта смена заметна в эпоху Ренессанса. Большое разнообразие встречающихся типов изображения делает четкую классификацию затруднительной. Дева Мария может сидеть на троне или стоять перед ним, или она сидит прямо на земле. Различные позы и жесты используются для того, чтобы передать множество оттенков отношения матери и младенца или образа и зрителя. Фрукты, цветы и другие предметы вводятся в изображение с особым символическим смыслом. Дополнительные фигуры (см. ниже, 14) предстают, играя твердо установленные и хорошо известные роли. Образы, исполненные по обету. Эти образы Богоматери могут быть связаны с каким-либо событием или с церковью, которой Дева Мария явила чудо или оказала особое покровительство. Из таких образов наиболее известны следующие: Атмосфера религиозного экстаза, порожденная Контрреформацией, проявилась в видениях, которые переживали мистики, — результат самозабвенной молитвы, а иногда следствие возбуждения от религиозных празднеств. Эти видения, которые во многих случаях были зафиксированы ими в их литературных трудах, могли принимать форму распятого Христа, но в особенности Девы Марии, как правило с Младенцем. Они изображались в итальянском и, реже, испанском искусстве с конца XVI и на протяжении всего XVII века.

Искусство западного средневековья проходит путь от властности и силы прероманских и романских изображений Марии с их строжайшей стилизацией к трепетной одухотворённости готической трактовки этого образа (), находящей позднее отголоски у Боттичелли:

  • «Мадонна епископа Имада» в Падерборнском музее, середина XI в.; фреска в апсиде церкви Сан-Клементе де Тауль в Каталонии, нач. XII в.;
  • скульптуры Реймсского собора, особенно «Посещение Марией Елисаветы», XIII в.;
  • С. Боттичелли, «Магнификат», 1482-83 гг.

Итальянский Ренессанс наделяет образ Марии чертами античного стоического идеала невозмутимости:

  • А. Мантенья «Сретение».

Художники северной Европы помещают Деву Марию в бытовую обстановку состоятельного бюргерства, окружают бытовыми реалиями и подробностями (на картине Г. Давида, например, Мария кормит младенца с ложечки):

  • Ян ван Эйк,
  • Р. Ван дер Вейден,
  • др. нидерландцы XV в.

Новое, протестантское, отношение к Марии приводит к дальнейшему снижению образа Mарии:

  • элиминирование всех её аскетических и аристократических черт — А. Дюрер, серия гравюр «Жизнь Марии»;
  • перенесение образа в сферу фольклорной сказочности — Л. Кранах Старший, А. Альтдорфер.

В сфере влияния католической церкви формируются два подхода. В рамках одного из них художники пытаются гармонически соединить вероучительную и изобразительную задачи, создавая тип мадонны, основанный на выверенном равновесии составляющих его разнородных элементов (земной красоты и целомудрия, уюта и парадности, античного и христианского). Норма, заданная работами Рафаэля, прослеживается в классицизме XVII в. и окончательно исчерпывает себя лишь к XIX в.:

  • Рафаэль, «Мадонна в зелени», «Мадонна в кресле», «Сикстинская мадонна»; так была дана норма,
  • Н. Пуссен;
  • Д. Энгр, «Мария перед св. дарами».

В рамках второго подхода художники решают почти исключительно художественные задачи, склоняя чашу весов к той или иной

  • П. П. Рубенс даёт перевес чувственности;
  • А. Корреджо — плебейскому вкусу к натуралистической детали;
  • Б. Мурильо ценой несколько приторной миловидности удовлетворяет запросы очень широких кругов на образ Марии одновременно детски невинный и матерински доступный (притом без малейшего конфликта с барочной парадностью).

Новые течения в искусстве XIX—XX вв. дали:

  • чувственно-экзальтированную Марию английских «прерафаэлитов» — Д. Г. Россетти, «Благовещение»,
  • экзотическую таитянскую Марию Гогена,
  • суровый и нежный символ надличных сил материнства, заставляющий вспомнить тяжеловесность романских мадонн, у Г. Мура — «Мария с младенцем».

Со своей стороны язык и стилистика иконописи оказали влияние на образность авангардного искусства: так, секуляризированное преобразование мотивов, связанных с иконографией Марии, заметно в творчестве К. С. Петрова-Водкина — «Умиление злых сердец», «1918 год в Петрограде».

————

Повествовательные темы из жизни Девы Марии:

Повествовательные темы из жизни Иисуса Христа, в которых присутствует Дева Мария:

Сюжетыи из цикла Страстей:

Среди икон и идеализированных образов Марии наиболее известны следующие:

Дева Мария как главный персонаж:
Дева Мария с Младенцем;
Дева Марая с Младенцем и другими фигурами:
— Игнатий Лойола,
— Филипп Нери и Гиацинт;
— из более ранних святых Францисск Ассизский и Антоний Падуанский в этот период изображались получающими Младенца в свои руки.
— Екатерина Сиенская,
— Бригитта Шведская,
— Августин,
— апостол Андрей,
— император Август (Октавиан) (см. Сивилла).
Обетные образы Девы Марии:
  • Madonna del Carmine (Мадонна горы Кармин) — Богоматерь как основательница ордена кармелитов.
  • Madonna di Loreto (Мадонна Лорето), образ, связанный с чудесным перенесением дома Назореева в итальянский городок Лорето после завоевания Святой Земли неверными сарацинами. На иконах такого типа Богоматерь держит в руке здание, которое часто является символическим выражением церкви. Оно символизирует святилище Лорето, построенное поверх маленькой часовни и защищающее ее.
  • Santa Maria delta Neve (Святая Мария Снежная). Этот образ связан с чудесным образом построенной церковью Санта-Мария Маджоре в Риме. Согласно легенде, Богоматерь чудесным образом указала расположение будущей церкви: на месте, где предстояло быть построенной церкви, в августе выпал снег, очертив ее контуры.
  • Santa Maria della Vittoria (Святая Мария Победоносная). Это — изображение Богоматери, покровительствующей в бою. Обычно она стоит в Небесах, а под ней изображена армада военных кораблей, которые ведут бой. Иногда ее изображают сидящей на троне в окружении победителей.
  • Madonna della Peste (Мадонна — защитница от чумы). Икона Богоматери, защищающей от чумы. Здесь Мария или парит над городом, охваченным эпидемией, или находится в окружении святых, которых обычно молили о спасении от чумы, таких как Св. Севастьян, Св. Рох и святые исцелители Козьма и Дамиан. На этой иконе могут также присутствовать образы святых покровителей того или иного места, таких как Св. Петроний Болонийский или Св. Розалия Палермская.
————

В своей материнской жалости она готова покрыть перед людьми вину падшей монахини (мотив, использованный М. Метерлинком в драме «Сестра Беатриса»).

Западная куртуазная поэзия позднего средневековья подчёркивает в Марии черты Прекрасной Дамы, вызывающей восторженный рыцарский энтузиазм (эта линия, с ещё большей дерзновенностью продолженная в культуре барокко, нашла отклик в стихотворении А. С. Пушкина «Жил на свете рыцарь бедный»: «Полон верой и любовью, /Верен набожной мечте, /Ave, mater Dei кровью /Написал он на щите»); напротив, культура допетровской Руси и русский фольклор знают Марию или как властную царицу, или как жалеющую мать. Однако и западная, и русская поэтическая традиция едина в отношении к Марии как «тёплой заступнице мира холодного» (М. Ю. Лермонтов).


Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Поделиться: