Вино

Материал из Энциклопедия символики и геральдики
Перейти к: навигация, поиск


ххх

Основные значения:

00-00-000-000.jpg

См. также:

Минералы

Шесему

Восемь бессмертных пьют вино. Кон. XIX-нач. XX вв.
Виночерпий и группа музыкантов. Из рукописи XIII в. Париж, Национальная библиотека

Виноград

Вино символизирует жизненное довольство, размеренность в житейском хозяйстве; напиток богов, дар Божий, кровь (Бога), гнев божества, жертву, очищение, Диониса, скрытность, причащение, благословение, эликсир жизни (вечной), саму вечную жизнь; правдивость, хитрость, вдохновение, имущество; молодость, хорошее общество, компанию, упоение, жалость, лекарство, средство для подкрепления сил, забвение; мягкость и нежность, веселье, храбрость; любовь, желание, эротику; дикость, угрозу, измену, дьявола…

Вино — оседлая жизнь. Забота о приготовлении вина и в древности часто была открытием (началом) пути к оседлой сельской жизни. Но в то же время виноградник становился и определенным источником скрытой угрозы привыкания к пьянству. Соглас-

но библейскому рассказу, Ионадав, сын Рехава, говорил своим родственникам в Ханаане: «Не пейте вина ни вы, ни дети ваши во веки; и домов не стройте и семян не сейте, и виноградников не разводите и не имейте их, но живите в шатрах во все дни жизни вашей, чтобы вам долго прожить на земле, где вы странниками» (Иеремия, 35: 1-10).

Вино — напиток Бога. Яхве говорил Моисею, чтобы на алтарь дважды в день приносилось жертвенное вино: «… а для возлияния четверть гина вина, для одного агнца». (Исход 29: 40).

Вино — освящение, очищение, благословение, радость. Четыре бокала сладкого пасхального вина, согласно древнему обычаю, заповедано выпивать верующим евреям во время застолья на Пасху (седер). Это символ четырехкратного обетованного спасения еврейского народа Богом — через зачатие, рождение, искупление и приближение к себе всего Израиля.

Вино (одновременно с зерном) — Божий дар. Благословение Исаака: «Да даст тебе Бог от росы небесной и от тука земли, и множества хлеба и вина» (Бытие 27: 28).

Вино гнева — гнев Бога, Божья кара для людей и народов бунтующих против Вседержителя, неверных. «Ибо так сказал мне Господь, Бог Израилев: возьми из руки Моей чашу сию с вином ярости и напой из нее все народы, к которым я посылаю тебя» (Иеремия 25: 15-16). «Восстань, Иерусалим, ты, который из руки Господа выпил чашу ярости Его, выпил до дна опьянения, осушил» (Исайя 51: 17).

Вино, упоение вином — нагота, кровосмесительство, уменьшение и ухудшение рода; это связано с преданиями о великих катастрофах на Зем-

ле. Месопотамский герой Утнапиштим, зная о надвигающемся Потопе, построил ковчег, в который собрал жертвы богам — пищу и много вина. В предании говорилось, что к вину «боги слетаются, как мухи, почуявши знакомый запах» («Поэма о Гильгамеше»). Ной, который на своем ковчеге приплыл к горе Арарат, и после того, как схлынула вода Потопа, и все постепенно наладилось, «начал возделывать землю и насадил виноградник. И выпил он вина, и опьянел, и лежал обнаженным в шатре своем. И увидел Хам наготу отца своего, и вышедши рассказал двум братьям своим» (Бытие 9: 20—21). После того, как были сожжены Содом и Гоморра, Лот жил со своими дочерьми, которые напоили его, и спали с ним, чтобы иметь потомство от отца своего (Бытие 19: 30—38).

Вино молодое — молодость. Присловье: молодое вино нуждается в выдержке.

Вино в греческих мифах — божеская сущность Диониса.

Вино — вожделение, желание, сперма. «Живот твой — круглая чаша, в которой не истощается ароматное вино» (Песнь песней 7: 3). «С нею блудодействовали цари земные, и вином ее блудодеяния упивались живущие на земле» (Откровение 17: 2). «Вино — глумливо, сикера — буйна; и всякий, увлекающийся ими, неразумен» (Притчи 20: 1). «Где нет вина, там нет любви» («Вакханки» Эврипида). Лат. Sine Cerere e Baccho friget Venns, то есть «Без еды и вина холодеет любовь».

Вино — глупость. «Вино оглупляет человека, заставляя его то петь, то смеяться безумным смехом, то говорить слова, которые говорить не следовало бы» («Одиссея» Гомера).

Вино — веселье, радость. «И вино, которое веселит сердце человека» (Псалом 103: 15). «Итак иди, ешь с веселием хлеб твой, и пей в радости сердца вино твое, когда Бог благоволит к делам твоим» (Екклезиаст 9: 7). «Крепкое вино развеселит сердце» («Монахомахия» Игнацы Красицкого).

Вино — храбрость. Согласно тексту «Илиады» Гомера, Андромаха доливала вино в воду для боевых скакунов. «Вино добавило им смелости, отваги».

Вино — утешитель. «Бахус развеет грызущие человека заботы» («Песни» Горация).

Вино — забытье. «Не царям, Лемуил, пить вино, и не князьям — сикеру, чтобы, напившись, они не забыли закона и не превратили суда всех угнетаемых. Дайте сикеру погибающему и вино огорченному душею, пусть он выпьет и забудет бедность свою и не вспомнит больше о своем страдании» (Притчи 31: 5-7).

Вино — одурение, упоение, инспирация, поэтическое вдохновение. «От хорошего вина мысль резвее становится» («Песни» Я. Кохановского). «Вино делает остроумие еще остроумнее» («Свидание с землячкой» П. Збылитовского). «В вине можно обнаружить огонь Прометея» («Анакреон» Ю. Корзака). Напиток поэтов: в Англии официальные придворные поэты за сочинение хвалебных од получали в год двести фунтов стерлингов и по бочке испанского вина. Присловье: «Вина достаточно пока, будет яркая строка!»

Вино — интеллигентность, мудрость, хитрость. «Вино делает человека мудрым» (Вавилонский Талмуд). Немецкая пословица: Wenn ich trinke Wein, so rede ich Latein, то есть там, где пьется вино, царит ругань.

Вино — истина, правда. "Вздумал я в сердце моем услаждать вином тело мое… « (Екклезиаст 2: 3). Лат. „In vino veritas“, то есть „истина в вине“. „Вино ничего не выдумывает, только выбалтывает“ („Пикколомини“ Ф. Шиллера). Пословица: „Сколько вина в голове, столько правды в слове“.

Вино — жалость, печаль. „Ты дал испытать народу Твоему жестокое, напоил нас вином изумления“ (Псалом 59: 5).

Вино — кровь виноградины. „Он (Иуда) привязывает к виноградной лозе осленка своего, и к лозе лучшего винограда сына ослицы своей. Моет в вине одежду свою, и в крови гроздьев одеяние свое“ (Бытие 49: 11).

Вино в человеческом сознании всюду воспринимается, как выпивка, хотя исторически это своеобразная замена крови кровью жертвы — в сущности, „кровь ягоды“, „кровь земли“, которая и рождает эти ягоды.

Вино — кровь Бога, кровь Христа. „И взяв чашу, благодарив, подал им; и пили из нее все. И сказал им: сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая. Истинно говорю вам: Я уже не буду пить от плода виноградного до того дня, когда буду пить новое вино в Царствии Божьем“ (Евангелие от Марка 14: 23-25). Так говорилось на Тайной Вечере. Аллюзия, идущая от кровавой жертвы, предписанной Богом через Моисея, просматривается достаточно ясно. У античных греков вино — кровь бога Диониса.

Вино пробуждает в человеке дикость, склонность к грязи. Согласно древней раввинатской притче, Дьявол закопал среди корней самого первого, посаженного Ноем, виноградника, льва, овцу и свинью. Поэтому и человек, пьющий вино, нередко упо-

добляется какому-то из этих трех животных.

„Вино пей в меру, и жизнь будет размеренной… Радуй душу и сердце. Здоровьем души и тела“ (Екклезиаст 31: 32-37).

Самое лучшее вино, самое наисладчайшее, рано или поздно превращается в кислейший уксус. Самые лучшие люди могут стать наихудшими, а самая горячая любовь может превратиться в сильнейшую ненависть. Бойся же обиды самого добродушного человека! (Суть пословиц у многих народов). „Вино изменчиво, сначала друг, а потом враг!“ (английская пословица XVII в.). „Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно; Впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид“» (Притчи 23: 31-32).

Вино — враг всякой тайны. «Когда вино входит, секрет выходит» (Мидраш Раббах Личб, около 625 г.)

Вино — причина ссор и разладов. "А сколько бед и ссор из-за вина! («Искусство любви» Овидия). «Вино, это страшный враг, с ним бороться трудно» («Циклоп» Эврипида).

Вино — Дьявол. «Дьявол скрывается в каждой виноградине!» (Коран). «О ты, невидимый дух вина! Если ты еще не имеешь имени, то назовись дьяволом!» («Отелло» У. Шекспира).

Вино жизни, эликсир жизни, бессмертия. Поэтому античным грекам запрещалось жрецами устраивать возлияния в честь подземных богов. Впрочем, было достаточно и тех богов, которых можно было восславлять с помощью вина.

Превращение воды в вино. Согласно древнегреческой легенде, самый первый виноградник бог Дионис посадил на острове Андросе, в Эгей-

ском море, но перед этим заменил в ручье воду на вино. И жители острова, увенчанные виноградными листьями, пили это волшебное вино, пели, плясали и славили Диониса. На этот сюжет есть картина Тициана, которая находится в музее Прадо в Мадриде.

Чудо в Кане Галилейской: в разгар свадебного веселья, когда оказалось, что вино вдруг закончилось, Иисус превратил воду в вино. (Евангелие от Иоанна 2: 1—11).

Вино в христианской традиции — эмблема сообщества единомышленников, тайной Вечери, дня святого Мартина, и т. д.

Вино и хлеб — последний дар умирающему: кровь и тело Христовы.

Опрокинутый бокал вина — атрибут святого Бенедикта из Нурсии. По легенде, когда его хотели отравить, то бокал сам собой опрокинулся, и отравленное вино вылилось.

«Vinum theologicum» (лат.) то есть «вино богословское» — вино высшего качества, намек на то, что монахи любят хорошо выпить и закусить.

«Не вливают также вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи, и вино вытекает, и мехи пропадают; но вино молодое вливают в новые мехи, и сберегается то и другое» (Евангелие от Матфея 9: 17). В переносном смысле: новые идеи не воспринимаются старыми формациями, требуют нового подхода.

«Венок на вино, веху на пиво, крест на мед» (Вацлав Потоцкий). Обозначение товаров для продажи вместо вывески — так делалось в старину в Польше. Отсюда возникла поговорка, что «доброе вино в венке не нуждается!»

Опорожнить наполненный бокал — консеквенция (предметная сущность) выражения: «Если вино налито, его

нужно выпить». По-французски: «Le vin est verse: il faut le oire». Эти слова сказал императору Наполеону I министр иностранных дел Талейран, когда был обманом захвачен герцог Энгиенский. Несколько дней спустя он был расстрелян, и Талейран снова повторил слова о вине.

«И никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого; ибо говорит: старое лучше» (Евангелие от Луки 5: 39).

Вино — бесценный клад. Немецкая пословица гласит, что «Der Wein ist mehr als Kronen wert. Das hat ein Kaiser mich gelert», то есть вино выше короны.

Скисшее вино — горечь утраты, смерть.

В гадании по снам: вино — счастливая старость.


Вино и хлеб вместе являются евхаристическими элементами и могут быть представлены в виде стакана (кувшина) вина и буханки хлеба, как это имеет место в Ужин в Еммаусе или эмблематическом натюрморте.

Дионис / Вакх. См. Тайная вечеря; Mесса, Виноград / (ная) лоза; Трапеза, Андрианы,

Его празднества — вакханалии — были сценами пьяного веселья.

Вино, выливающееся из разбитого стакана, — атрибут Бенедикта.

Амбивалентный символ — как и сам бог Дионис. С одной стороны, вино, в особенности красное, символизирует кровь и жертвоприношение; с другой стороны, оно означает юность и вечную жизнь, — как то божественное опьянение души, воспетое греческими и персидскими поэтами, которое дает человеку возможность на один краткий миг находиться в состоянии бытия, обычно присущего богам (17). [КЕРЛОТ]

Обычным было употребление его с водой.

В традиционной символике редко рассматривалось в связи с опьянением, но представлялоподлинно «духовный напиток», наполненную жизненным огнем жидкость.

В некоторых культурах (дионисийско-вакхических) обычай употребления вина сверх меры был культово закреплен, — считалось, что в экстазе опьянения можно достигнуть единения с божеством.

Вино должно было разрушать всякое колдовство («истина в вине»), срывать маски лжи, а также услаждать покойных, если им приносить жертву посредством возлияния земле, сквозь которую оно может просочиться к ним.

Как «кровь гроздьев винограда» вино часто рассматривается в тесной связи с кровью и не только в христианском святом причастии. В описываемом смысле оно могло заменять жертвоприношение кровью, которое приносилось мертвым.

Культура виноградной лозы на Востоке и в Египте очень стара (она обнаружена уже ок. 3000 г. до н. э. и называлась «эрпи»; темные виноградные гроздья обозначались как «глаза Гора» — бога света). Праздники в этих культурах никогда не обходились без вина (первым чудом, сотворенным Иисусом на «свадьбе в Кане», было превращение воды в вино).

В средневековой символике часто проводилось сравнение Христа с виноградной лозой, а его учеников — с ее ветвями.

Крест и древо жизни нередко изображаются как виноградные лозы, а сбор винограда — как символ Страшного суда в конце времен.

В отрицательном смысле описывается чрезмерное опьянение в связи с опьянением Ноя. Непочтительность его сына Хама расценивается как предвосхищение такого же поведения солдат, которые арестовали Иисуса на Масличной горе.

В средневековом сборнике новелл «Геста Романорум» (ок. 1300) об этом говорится так:

Ной нашел дикий виноград, который называли лабруска — по меже (лабра) между пашней и дорогой. Так как этот виноград был кислый, он взял кровь четырех животных, а именно: льва, агнца, свиньи и обезьяны, смешал ее с землей и сделал из этого навоз, который он положил на корни дикого винограда. Так благодаря этой крови виноград стал сладким… Благодаря вину многие люди становятся львами, обнаруживая гнев, и потому теряют голову. Некоторые становятся стыдливыми, как ягнята, другие превращаются в обезьян вследствие любопытства и безоглядной веселости, которые у них появляются.

О «свинских» последствиях опьянения текст не говорит ничего, поскольку этого рода воздействие и без того хорошо было известно.

Для Хильдегард Бингенской (1098—1179) вино имеет большое значение в качестве лечебного средства, но также и как символ. Она связывает это с библейским рассказом о Ное и пишет:

Как только принесла земля, удобренная ранее кровью Авеля, сок нового винограда, мудрость снова начала свою деятельность.

Злоупотребление вином, несмотря на его негативное действие, все-таки придает его оглушающей силе большую тайну.

«Хлебное зерно и виноград растут благодаря тайной силе ростка, которую человек не может постичь». Эта сила также действует в святом причастии, превращая хлеб и вино в тело и кровь Иисуса Христа. «Так, вино есть новый сок земли, сок, в котором смерть и жизнь» (Шиппергес, 1957).

В исламе имеет место двойственное отношение к вину. Легенда рассказывает, что архангел Джебраил (Гавриил), который выводил Адама и его еще по имени не названную жену из райского сада, сострадая к провинившимся, протянул им гроздь винограда из закрытого отныне для них навсегда сада. Согласно другой версии, его посох увлажнился от слез сострадания, зазеленел и дал побеги, и плоды его были как слезы ангела, круглые и сладкие. Однако дьявол Иблис напустил посредством колдовства на это растение порчу, и поэтому виноград стал, несмотря на свое происхождение как дара ангела, лишенным благодати. Хотя его потребление и сегодня строго запрещено всем верующим, однако в раю особо избранные пьют «вино, которое запечатано мускусом, пробуждающим жажду так, что они постоянно взывают к нему. И вино смешивается с водой источника Тасмин, из которого пьют приближенные Аллаха, его избранные». Также в райском потоке течет «вино, которое пьющим восхитительно по вкусу, но они не напиваются допьяна».

В глубинно-психологической символике сновидений, согласно Эппли, появление вина свидетельствует о встрече с духовно-душевным содержанием личности, а не об «алкоголе» в реальном смысле. «

Религиозные переживания возвышают вино до подобия божественной крови.

Вино — это возбуждение и сила духа, которые преодолевают земную тяжесть и окрыляют фантазию… Там, где золотое или темно-красное вино сверкает в хрустальном бокале мечты, там есть положительность и значительность жизни. Чудо вина, увиденное из души, — это божественное чудо жизненного превращения растительного земного бытия в окрыляющий дух».

В Восточной Азии (Япония) западному вину соответствует рисовая водка «сакэ», собственно, скорее разновидность пива с высоким содержанием алкоголя (12-16 %). Она служит в качестве ритуального напитка при праздновании свадеб и Нового года, а также как символ закрепления заключенных договоров и ее пьют из маленьких лакированных красных деревянных чашечек.

Согласно мифу, Изида, отведав гроздь винограда (космическая лоза — дерево жизни), забеременела и родила Гора. По другой версии, подобным партеногенезисом был зачат Озирис. «Хозяином вина» был Озирис («Тексты Пирамид», 820); в магическом греческом папирусе вино рассматривается как существенная часть бога растительности. В качестве сохраняющего жизнь напитка дает умершему вино бог виноградного пресса Шесму, грешникам он отрывает головы и давит их в своем прессе. О Горе говорится, что он в вине пьет кровь своего противника.

Божественное опьянение. Священная виноградная лоза, дающая вино, напиток богов, отождествлялась в древних традициях с райским Древом Жизни (которое часто изображали в виде лозы).

Виноградная лоза и вино тесно связаны с мифом о Дионисе, источнике жизни и боге вина, которое, как считалось, приводит своих почитателей в состояние божественного опьянения, сверхчеловеческого бытия и свидетельствует о несомненном присутствии в них божества.

Вино служило символом божественного откровения, а виноградная лоза — символом бессмертия, к которому готовили посвященных обряды, предназначенные, в первую очередь, для возобновления плодородия почвы. Ведь обрел же бессмертие и возродился бог лозы Дионис, которого расчленили на куски и превратили его кровь в вино, что пьют вакханки и менады.

Миф о Дионисе, прошедшем через страдания и возрождение, напоминает историю Иисуса, изрекшего: «Я есмь истинная виноградная лоза», в полном соответствии с теми многочисленными традициями, где воплощением бога служила лоза. Сок ее — это Свет Духа, ягоды — Святое причастие, а вино — кровь Христова. НЖСС

Означает влагу жизни, откровение, истину (in vino veritas), жизненность, но также и кровь жертвы при жертвоприношении.

Вино и кровь — взаимозаменяемые символы во всех религиях, кроме зороастризма.

Вино может также превращаться в огонь.

В таинстве причастия вино — это напиток мудрости, который предлагается божеству в специальной чаше, или Граале. Это вино становится кровью божества, приобщающей инициируемого к его духовной силе, а также служит напоминанием о принесенной этому божеству жертве. Вино и зерно, оба имеют солнечную, божественную природу и символизируют тепло и юность.

Вино и вода, как солнечный и лунный символы, символизируют две великих силы вселенной — огонь и воду, а также слияние божественной и человеческой природы, или божественность, незримо слитую с человечностью.

Вино и хлеб — гармоничный результат человеческого труда и умений в области сельского хозяйства. Вино как мужское начало и хлеб как женское символизируют соединение жидкого и твердого, божественного и человеческого. Вино — это божественный экстаз, а хлеб — доступное взору проявление духа, который умирает и вновь возрождается.

Выливание вина на землю олицетворяет возлияние хтоническим силам, а во время похоронных ритуалов — мертвым.

Вино на свадьбах является символом плодородия.

В греческой мифологии вино преимущественно ассоциируется с Дионисом (Бахусом). Его способность опьянять рассматривалась как проявление присутствия божества.

В христианстве вино и хлеб причастия символизируют двойственную природу Христа и являются напоминанием о его жертве.

В исламе вино — райский напиток для избранных, в противоположность воде, которая предназначается для простых верующих.

Жизненная сила, духовное благословение, спасение, радость, исцеление, истина, преображение.

Кроме своей ценности в качестве застольного, питательного и лечебного напитка, сок раздавленного винограда имеет таинственную способность превращаться в нечто большее, чем средство утоления жажды и опьянения, — и изменять тех, кто его пьет. Это, а также кровавый цвет вина — основа его священного символизма.

Вино изготавливали на Ближнем Востоке по крайней мере еще 5000 лет назад, и оно широко ценилось как божественное благословение, доказательство силы природы и ее благотворного, оживляющего духа.

В иудейском ритуале вино служило напоминанием о благословении, которое дал своему народу Бог Иегова.

Ислам уточнял, что это благословение для тех, кто достиг рая, — Пророк запрещал не вино, а злоупотребление им.

В Средиземноморье вино повсеместно связывали с плодородием и жизнью после смерти (смысл традиции, по которой несколько капель вина выливают на землю).

В культе древнегреческого бога Диониса (в римской мифологии Бахуса) вино было символом экстатического союза с самим богом, а в орфических ритуалах оно приравнивалось к жертвенной крови.

Христианство придало этому символизму новую поэтическую силу: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем» (Евангелие от Иоанна, 6:56). Символизм евхаристии и Грааля в том, что сосуд с жертвенным вином представляет Чашу с искупляющей кровью Христовой. Средневековые изображения Христа, стоящего или преклонившего колени в винном прессе, представляют собой иллюстрации слов святого Августина (354—430 гг. н. э.) о Христе, как о «грозди винограда, положенной под пресс».

Грозди винограда — похоронные эмблемы спасения.

Напротив, кровь, текущая из раздавленного винограда, символизирует гнев Господень, как в Откровении (14:20).

Вспомогательный символизм вина состоит в том, что оно рождает истину и «открывает сердце рассудку» или развязывает язык лжецам и лицемерам.

В Ветхом Завете виден довольно терпимый взгляд на пьянство, как на человеческую слабость. Ноя скорее стыдят, чем обвиняют в этом пороке. «Эти люди пьяны от нового вина», — говорили насмешники, когда апостолы начали проповедовать.

Однако полный бурдюк иногда встречается как эмблема греха.

Вино: Виноград как символ терпеливого ожидания. Эмблема на меди. В. X. Фон Хохберг. 1675 г.

Вино: Пьяный силен на осле. В. Картари, 1647 г.

См. Дева Мария, Натюрморт.

Виноград, в христианском искусстве символ евхаристического вина и потому крови Христа, особенно с колосьями зерна

Атрибут Викентия Сарагосского.

Кисть винограда, свисающая с жерди, горизонтально лежащей, на плечах двух мужчин, — Виноточило мистическое.

В светском искусстве гроздья. винограда являются атрибутом бога вина и персонификации Осени. Сцены сбора винограда относятся к сентябрю.

Виноградная лоза — бщепринятый символ Христа и христианской веры, основанный на библейской метафоре, в частности, в притче Христа о виноградной лозе: «Я семь истинная виноградная доза…» (Ин., 15:1-17).

Виноградная лоза постоянно использовалась в качестве декоративного мотива в религиозном искусстве и архитектуре. Ее можно найти на древних христианских саркофагах, на фресках в римских катакомбах, на византийских мозаиках и средневековых витражах и каменной скульптуре.

Опьяненный Ной изображается сидящим голым в виноградной беседке.

Виноградная лоза — атрибут персонификаций Осени и Чревоугодия.

Ствол погибшего вяза, поддерживающий виноградную лозу. Даже по смерти он остается моим другом. Символ выбора таких друзей, с которыми нас не разлучит ни время, ни смерть. [EMSI; табл.10-7, с.146]

Свисающая до земли виноградная лоза, у которой сломан черенок. Лучше уж смерть. С имвол вдовства — долгого безутешного состояния по-настоящему любящих людей, для которых смерть была бы предпочтительнее жизни. Ведь они не только потеряли предмет своей любви, но и лишились привычной обстановки — их оторвали от Корней и вынудили проводить остаток своей жизни в безутешном и печальном состоянии. [EMSI 44-1,с.293]

Виноградная лоза, подающая без опоры. С имвол безбрачия или одинокой жизни (ос. по отн. к незамужней женщине). Как невозможность содержать себя без поддержки [EMSI; табл.10-5, с.146]

Плачущая виноградная лоза Слезы приносят свои плоды. Печаль может угнетать нас ночью, но утром приходит радость. Плач надломленной лозы считался признаком плодовитости. [EMSI; табл.4-13, с.122]

Отягощенная плодами виноградная лоза, опирающаяся на мертвый вяз. Я не покину тебя даже мертвого. Символ олицетворяет верного друга, которому сама смерть не в состоянии помешать делать для друга добро, насколько хватает сил. [EMSI 60-11,с.359]

Готовая упасть виноградная лоза, растущая без опоры. Мне нужна помощь. Символ безрассудства и опасности воображения себя независимыми или способными стоять в одиночку, или действовать открыто, не имея поддержки или милости бога, благодаря которому мы существуем. [EMSI 26-7,с.212]

Виноград, часто изображаемый в гроздьях, одновременно символизирует плодородие (происходит от его качества плода) и жертву (потому что из него делается вино и, в частности, вино цвета крови).

В барочных аллегориях Божественного Агнца Агнец изображается между колючками и гроздьями винограда. [КЕРЛОТ] .

Грозди винограда с колосьями пшеницы иногда использовались в качестве символа вина и хлеба святого причастия.

Присутствие на картинах людей, трудящихся на виноградниках, иногда указывает на труд праведных христиан в винограднике Господа Бога: виноградное вино или виноградный лист используются в качестве символа Спасителя.

Виноградная лоза — один из самых ярких символов Библии: он отражает отношения между Богом и Его людьми. Иногда лоза упоминается в связи с виноградником, защищенным местом, где Бог (Виноградарь) нежно заботится о своих чадах — о цветущих виноградных лозах. «Виноградник Господа Саваофа есть дом Израилев, и мужи Иуды — любимое насаждение Его» (Исаия 5:7). Виноградная лоза используется в качестве символа Церкви Божьей, ибо лишь в ней эта связь существует.

Значение виноградной лозы как символа Христа выражено в Его словах о том, как посредством Него человек по-новому будет общаться с Богом. «Я есмь истинная виноградная Лоза, а Отец Мой — Виноградарь… Я есйь Лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего… Тем прославится Отец Мой, если вы принесете много плода, и будете Моими учениками» (Ин. 15:1, 5, 8).

Символ мудрости (in vino veritas).

Гроздь винограда — атрибут божеств плодородия и сельского хозяйства.

Виноград олицетворяет вино жизни и, следовательно, бессмертие.

Этот же мотив используется в христианской иконографии: Христа, как жертвенного Агнца Божьего, изображают между гроздьями винограда.

Иногда листьями винограда прикрывают половые органы Евы, как противопоставление мужскому фиговому листу.

Виноградная лоза символизирует также упоение, гостеприимство, оргии, кипящую, жизнью молодость.

Виноградная лоза. Символ плодородия и жизни, Древа Жизни, а в некоторых традициях — Древо Познания. Иногда посвящается умирающим богам.

Лоза с гроздьями винограда символизирует плодородие и страсть, дикая лоза — лживость и вероломство.

В буддизме сплетенная лоза алчности и желания должна быть подрезана под самый корень.

В христианстве Христос — истинная лоза, а последователи — ветви ее (Ев. от Иоанна, 15). Также она символизирует церковь и верующих. Изображенная как Древо Жизни с голубями, отдыхающими на его ветвях, виноградная лоза символизирует души, отдыхающие во Христе, и духовное плодородие. Лоза с колосьями хлеба символизирует евхаристию.

В Египте виноградная лоза посвящена Озирису.

а также посвяено Аполлону.

У евреев виноградная лоза символизирует народ Израиля как божьих избранников, а изображеная вместе с фиговым деревом — мир и изобилие.

В шумеро-семитской мифологии посвящена Таммузу и Баалу и является атрибутом богини вина Гештинанны.

Один из самых старых символов природного плодородия на древнем Ближнем Востоке и более важный символ духовной жизни и возрождения в языческом и христианском мирах.

В Ветхом Завете виноград — эмблема плодов земли, равноценная Древу Жизни.

Неизменная важность вина в иудейских ритуалах основана на символической связи между виноградом и Божьим благословением избранному народу. Виноградная лоза была первым растением, посаженным Ноем после Потопа, а в книге Исход — первым знаком того, что израильтяне достигли Земли Обетованной.

Подобно более ранним сельскохозяйственным божествам Месопотамии, древнегреческий Дионис (в римской мифологии Бахус) ассоциировался с лозой и виноградом.

Под влиянием орфизма его культ приобрел священное значение.

Виноград стал духовным символом возрождения, а в таинстве евхаристии вино почитается как кровь Христова.

Виноградные мотивы были распространены в христианском искусстве и архитектуре,

в Египте служили эмблемой жизни (виноград связывали с богом Осирисом).

Виноград и зерно — евхаристические символы.

Агнец в окружении боярышника и винограда представлял Христа.

Плети винограда были символами спасения в погребальном искусстве,

а также традиционной эмблемой гостеприимства, юности, Золотого века, щедрости осени.

Связанный с пирами Бахуса и Силена и их свиты, виноград может также символизировать алчность и пьянство.



Ствол погибшего вяза, поддерживающий виноградную лозу. //Даже по смерти он остается моим другом. символвыбора таких друзей, с которыми нас не разлучит ни время, ни смерть. [Эмблемата-2; табл.10-7, с.146]

Свисающая до земли виноградная лоза, у которой сломан черенок. //Лучше уж смерть. символ вдовства — долгого безутешного состояния по-настоящему любящих людей, для которых смерть была бы предпочтительнее жизни. Ведь они не только потеряли предмет своей любви, но и лишились привычной обстановки ~ их оторвали от Корней и вынудили проводить остаток своей жизни в безутешном и печальном состоянии. [СЭ-II,таб.44-1,с.293]

Виноградная лоза, подающая без опоры. символбезбрачия или одинокой жизни (ос. по отн. к незамужней женщине). Как невозможность содержать себя без поддержки. [Эмблемата-2; табл.10-5, с.146]

Плачущая виноградная лоза//Слезы приносят свои плоды. //Печаль может угнетать нас ночью, но утром приходит радость. Плач надломленной лозы считался признаком плодовитости. [Эмблемата-2; табл.4-13, с.122]

Отягощенная плодами виноградная лоза, опирающаяся на мертвый вяз. //Я не покину тебя даже мертвого. символ олицетворяет верного друга, которому сама смерть не в состоянии помешать делать для друга добро, насколько хватает сил. [СЭ-II,таб.60-11,с.359]

Готовая упасть виноградная лоза, растущая без опоры. //Мне нужна помощь. символ безрассудства и опасности воображения себя независимыми или способными стоять в одиночку, или действовать открыто, не имея поддержки или милости бога, благодаря которому мы существуем. [СЭ-II,таб.26-7,с.212]



в традиционной символике лишь редко рассматри-валось в связи с опьянением, но представляло (так как обычным было употребление его с водой) подлинно «духовный напиток», на-полненную жизненным огнем жид-

кость. В некоторых культурах (ди-онисийско-вакхических) обычай употребления вина сверх меры был культово закреплен, посколь-ку считалось, что в экстазе опьяне-ния можно достигнуть единения с божеством. Вино должно было разрушать всякое колдовство («ис-тина в вине»), срывать маски лжи, а также услаждать покойных, если им приносить жертву посредством возлияния земле, сквозь которую оно может просочиться к ним. Как «кровь гроздьев винограда» вино часто рассматривается в тесной связи с кровью и не только в хрис-тианском святом причастии. В описываемом смысле оно могло заменять жертвоприношение кро-вью, которое приносилось мерт-вым. Культура виноградной лозы на Востоке и в Египте очень стара (она обнаружена уже ок. 3000 г. до н. э. и называлась «эрпи»; темные виноградные гроздья обознача-лись как «глаза Гора» — бога све-та). Праздники в этих культурах никогда не обходились без вина (первым чудом, сотворенным Иисусом на «свадьбе в Кане», бы-ло превращение воды в вино). В средневековой символике часто проводилось сравнение Христа с виноградной лозой, а его учени-ков — с ее ветвями. Крест и древо жизни нередко изображаются как виноградные лозы, а сбор вино-града — как символ Страшного суда в конце времен. В отрицатель-ном смысле описывается чрезмер-ное опьянение в связи с опьянени-ем Ноя, причем непочтительность его сына Хама расценивается как предвосхищение такого же поведе-ния солдат, которые арестовали Иисуса на Масличной горе. В сред-невековом сборнике новелл «Геста Романорум» (ок. 1300) об этом го-ворится так: "Ной нашел дикий виноград, который называли лаб-руска — по меже (лабра) между пашней и дорогой. Так как этот виноград был кислый, он взял кровь четырех животных, а имен-но: льва, агнца, свиньи и обезьяны, смешал ее с землей и сделал из этого навоз, который он положил

Вино: Виноград как сим-вол терпеливого ожидания. Эмблема на меди. В. X. фон Хохберг. 1675 г.

на корни дикого винограда. Так благодаря этой крови виноград стал сладким… Благодаря вину многие люди становятся львами, обнаруживая гнев, и потому теря-ют голову. Некоторые становятся стыдливыми, как ягнята, другие превращаются в обезьян вслед-ствие любопытства и безоглядной веселости, которые у них появля-ются^. О "свинских^ последствиях опьянения текст не говорит ниче-го, поскольку этого рода воздейст-вие и без того хорошо было из-вестно. Для Хильдегард Бинген-ской (1098—1179) вино имеет боль-шое значение в качестве лечебного средства, но также и как символ. Она связывает это с библейским рассказом о Ное и пишет: «Как только принесла земля, удобрен-ная ранее кровью Авеля, сок ново-го винограда, мудрость снова на-чала свою деятельность». Злоупот-ребление вином, несмотря на его негативное действие, все-таки при-дает его оглушающей силе боль-шую тайну. «Хлебное зерно и ви-ноград растут благодаря тайной силе ростка, которую человек не может постичь». Эта сила также действует в святом причастии, пре-вращая хлеб и вино в тело и кровь Иисуса Христа. «Так, вино есть но-вый сок земли, сок, в котором смерть и жизнь» (Шиппергес,

1957). В исламе имеет место двой-ственное отношение к вину. Леген-да рассказывает, что архангел Джебраил (Гавриил), который вы-водил Адама и его еще по имени не названную жену из райского са-да, сострадая к провинившимся, протянул им гроздь винограда из закрытого отныне для них навсег-да сада. Согласно другой версии, его посох увлажнился от слез со-страдания, зазеленел и дал побеги, и плоды его были как слезы ан-гела, круглые и сладкие. Однако дьявол Иблис напустил посредст-вом колдовства на это растение порчу, и поэтому виноград стал, несмотря на свое происхождение как дара ангела, лишенным благо-дати. Хотя его потребление и се-годня строго запрещено всем веру-ющим, однако в раю особо из-бранные пьют «вино, которое за-печатано мускусом, пробуждаю-щим жажду так, что они постоян-но взывают к нему. И вино смеши-вается с водой источника Тасмин, из которого пьют приближенные Аллаха, его избранные». Также в райском потоке течет «вино, ко-торое пьющим восхитительно по вкусу, но они не напиваются до-пьяна». В глубинно-психологичес-кой символике сновидений, соглас-но Эппли, появление вина свиде-тельствует о встрече с духовно-ду-шевным содержанием личности, а не об «алкоголе» в реальном смысле. «Религиозные пережива-ния возвышают вино до подобия божественной крови. Вино — это возбуждение и сила духа, которые

Вино: Пьяный силен на ос-ле. В. Картари, 1647 г.

преодолевают земную тяжесть и окрыляют фантазию… Там, где золотое или темно-красное вино сверкает в хрустальном бокале мечты, там есть положительность и значительность жизни. Чудо ви-на, увиденное из души, — это бо-жественное чудо жизненного пре-вращения растительного земного бытия в окрыляющий дух». В Вос-точной Азии (Япония) западному вину соответствует рисовая водка «сакэ», собственно, скорее разно-видность пива с высоким содержа-нием алкоголя (12-16Vo). Она слу-жит в качестве ритуального напит-ка при праздновании свадеб и Но-вого года, а также как символ за-крепления заключенных договоров и ее пьют из маленьких лакирован-ных красных деревянных чашечек.

МНМ[править]

Древний мифологический символ плодородия и мифологический знак, отождествляемый с кровью человека. Наиболее ранние свидетельства мифологического тождества вина и крови обнаруживаются в древнехеттских ритуалах и среднехеттских текстах присяги воинов, где совершающий обряд, возливая В., восклицает: «Это — не вино, это — кровь ваша». Продолжение (с сохранением тех же словесных формул) и переосмысление ближневосточной традиции, сказавшейся также и в гностических книгах, обнаруживается в христианской мифологии (в словах Иисуса Христа, взявшего чашу В. и сказавшего: «сие есть кровь моя», Матф. 26, 28). Соотнесение В. и крови прослеживается также в культе угаритского бога (Смерть-и-Зло), которого срубают, как лозу в винограднике, и в греческом культе Диониса, мистерии которого предполагают разрывание божества на части. Наряду с Дионисом в греческой мифологии в качестве воплощения В. выступает также Зевс Сотер («Хранитель», «Спаситель»).

Мифопоэтический образ В., символизирующий радости жизни (в том числе и в погребальных текстах), характерен для египетской, вавилонской и других ближневосточных традиций.


Лит.: Pрейденберг О. M., Поэтика сюжета и жанра, Л., 1936; Fоrrеr E., Das Abendmahl im Hatti-Reiсhe, в кн.: Aсtes du XXe Congrйs International des Orientalistes, Brux., 1938, Louvain, 1940, p. 124-28; Gоrdon С. H., The wine-dark sea, «Journal of Near Eastern Studies», 1978, v. 37, No 1; Кirсhеr К., Die Sakrale Bedeutung des Weines im Altertum, Giessen, 1910; Oettinger N., Die militдrischen Eide der Hethiter, Wiesbaden, 1976 (Studien zu den Bogazkцy-Texten, H. 22).

В. В. Иванов


[Мифы народов мира. Энциклопедия: Вино, С. 1 и далее. Мифы народов мира, С. 1601 (ср. Мифы народов мира. Энциклопедия, С. 237 Словарь)]


Хлеб и вино Хлеб и вино были отличительной чертой погребальных празднеств и церемоний, происходивших на кладбище.

Славяне
[править]

— опьяняющий напиток из винограда, символизирующий в обрядах кровь, здоровье и жизнь. В божественной литургии таинством евхаристии В. превращается в кровь Христову и является вместе с хлебом компонентом Святого причастия. Народный культ В. распространен преимущественно у южных славян в зонах, где есть давняя традиция виноделия. В районах северных и гористых многие функции В. выполняют водка и ракия. У славян есть представление о том, что красное вино — это кровь. Сербы Косова Поля в Чистый понедельник утром умывались и давали детям яз яичной скорлупки В., «чтобы они столько же крови получили в году», а хорваты в Лике считали, что сколько В. они выпьют в Страстную пятницу, столько у них прибудет чистой крови. В Истрии хорваты в день св. Франциска (2.IV) пили В. и ели петушиное мясо в надежде, что это даст много крови и они будут крепче и выносливее. У западных и восточных славян на Карпатах бытовало верование, что один раз в году (на Рождество, Крещение или в Страстную пятницу) вода в водоемах превращается в В. Поэтому карпатские русины в полночь на Рождество ходили пробовать в ручье воду — не превратилась ли она в вино, а поляки за ужином в Сочельник, когда пили воду, говорили, что пьют В. Сербы в Груже верили, что в ночь на Крещение отворяются небеса, реки и ручьи останавливаются и вода превращается в В., а ветер перестает дуть. В. — обязательный компонент почти всех семейных обрядов. Сербки в Косове дают В. младенцу сразу после рождения, «чтобы он был румяным», а болгарки во Фракии это делают при первом кормлении грудью. Македонцы сразу после рождения поливают вином головку ребенка, «чтобы волосы у него были кудрявыми» (Белее). Обязательная «повой-ница» (приношение, подарок по случаю рождения) ребенку у сербов включала хлебную лепешку, соль, лук, сахар и В. В. в свадебном обряде выполняло важную символическую роль, помимо того, что было неотъемлемым компонентом свадебного пиршества. У капан-цев (северо-восточная Болгария) перед венчанием парни и девушки мыли руки вином под очажной дымовой трубой. Водой с В. умывались и молодые, «чтобы оградить себя от колдовства и недоброжелательства». При входе молодых в дом невесты В. пил сначала жених, а потом невеста, которая выплескивала остаток В. на стену дома. При входе в дом жениха свекровь подавала невестке В., та окунала в него пальцы и окропляла притолоки двери. В. в погребальном обряде было обязательно на поминках, но иногда его пили и раньше. Капанцы обмывали покойника водой с В.; эгейские македонцы иногда обмывали покойника В. или мазали его тело маслом, «чтобы он не стал вампиром». Сербы в Лесковацкой Мораве с той же целью покойнику лили воду от только что сваренной кутьи и горячее В. в глаза, уши, рот. На поминках в том же Поморавье брали два кубка с В., передавая их присутствующим перекрестно через стол и постоянно доливая В. В. клали в гроб с разными целями: или потому, что покойник его любил, или для того, чтобы оно стало целительным, пробыв в могиле 40 дней. Считалось, что такое вино из могилы излечивает чахотку. При «вторичном» погребении кости покойника обязательно обмывали вином. В. в календарных обрядах употребляется часто. В рождественский сочельник сербы, болгары и македонцы поливали вином бадняк, угощая его, как человека. Вином сербы тушили бадняк и рождественскую свечу; такое вино в Шумадии считалось целебным, им лечили грудные болезни. Полазника на Рождество, в дни св. Игнатия (20.XII) и св. Варвары (4/17.XII) угощали вином. В день св. Трифона было принято подрезать виноград; каждый куст после подрезания поливали вином, чтобы был урожай винограда; каждому встречному подносили фляжку с В.; день кончался всеобщим пиршеством в корчме. На сербской «славе» священник благословляет В. в чаше, поливает им «слав-ский» пирог. Из чаши каждый должен отпить глоток (Косово). В первый день пахоты пахарь поливал вином землю. В обычаях В. противопоставляется воде и ракии. Далматинцы верили, что если наливать в стакан сначала В., а потом воду, будут рождаться мальчики, а если наоборот — девочки. Македонцы считали, что разлить ракию — к беде, а разлить В. — к покойнику (Охрид). У западных славян (чехов и словаков) в день св. евангелиста Иоанна (27.XII) носили освящать В. в костел. Сербы в день Усекновения не пили красного В., «чтобы не пить кровь св. Иоанна». Хорваты в Далмации чтили день св. Мартина (11.XI), покровителя виноделов, пробовали новое вино. В восточной Сербии чтили змею, живущую в винных погребах, отливали ей в особую плошку В. и не позволяли ее убивать во избежание градобития (Болевац). Н. И. Толстой < SMES


Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Поделиться: